Товарный знак судебная практика

Ответы на вопросы по теме: "Товарный знак судебная практика" с профессиональной точки зрения. Здесь собран полный тематический материал и ответы на вопросы максимально развернуты. Всегда имеются нюансы - если это ваш случай, то обратитесь к дежурному консультанту.

Использование товарных знаков и судебная практика их защиты

Узнаваемый товарный знак, а также его грамотное использование, являются неотъемлемыми составляющими успешного бизнеса. Именно товарный знак позволяет максимально выделить и индивидуализировать товары, а также услуги, среди других конкурирующих предложений.

Однако, торговая марка, не прошедшая установленную регистрацию, может стать причиной появления проблем для своих владельцев. В связи с этим, именно эффективная правовая защита является крайне важным аспектом для сохранения интересов бизнеса.

Для персонализации предложений, которые находятся в сфере услуг, законодательство нередко использует термин «знак обслуживания». К нему применимы абсолютно такие же нормы, как и к товарным знакам.

Рассмотрим один из арбитражных споров, касаемо торговых знаков организаций. Закрытое акционерное общество подало исковое заявление в арбитражный суд с требованиями о взыскании денежной компенсации в размере 100 000 рублей. Требования были предъявлены к Обществу с ограниченной ответственностью. Истец мотивировал свое исковое заявление тем, что ответчик использовал товарный знак истца, маркируя продукцию, производством которой он занимается.

Дополнительно истец пояснил, что данное нарушение является однократным, поэтому им не были заявлены дополнительные требования о прекращении незаконного использования товарного знака. Помимо этого, существенного вреда данное однократное нарушение истцу не причинило, поэтому он установил минимальную сумму иска.

[2]

Решение суда заключалось в удовлетворении исковых требований. Апелляционная инстанция данное решение подтвердила и оставила без каких-либо изменений.

Ответчик, в свою очередь, подал жалобу в кассационную инстанцию, в которой просил изменить принятые по данному делу судебные акты в отношении компенсации установленного взыскания и принять новое судебное решение о взыскании денежной компенсации в размере 1000 рублей.

Свои требования ответчик обосновал следующим образом: ранее взысканная с него сумма в размере 100 000 рублей по своей правовой природе должна быть признана неустойкой. На основании положений ст. 333 ГК РФ, перед вынесением решения, суд должен был провести оценку соразмерности суммы компенсации и совершенного нарушения, а затем снизить установленную сумму компенсации в силу норм и правил действующего законодательства РФ.

Рассмотрев требования, указанные в жалобе ответчика, суд оставил кассационную жалобу без удовлетворения. Свои действия он объяснил следующим образом: требования об уплате компенсации, предъявленные истцом, подлежат удовлетворению только в том случае, если имеются прямые доказательства неправомерного использования товарного знака.

Окончательный размер материальной компенсации определяется судебным органом на основании конкретных обстоятельств дела, в том числе, степени тяжести нарушения, временной продолжительности неправомерного использования товарного знака, общего размера понесенных убытков и т. д.

В полномочия судебного органа не входит право по уменьшению суммы компенсации, в том случае, если она и так составляет минимальную сумму, установленную действующим законодательством. Помимо этого, данную сумму невозможно признать неустойкой, потому что она характеризуется совершенно иной правовой природой.

На основании вышеуказанных доводов, кассационная жалоба отклонила требования ответчика и оставила действующее судебное решение без изменений. Сумма компенсации в размере 100 000 рублей подлежала обязательной уплате в соответствии с исковыми требованиями.

Товарные знаки и патенты: актуальная судебная практика

Право на товарный знак и патентное право занимают одно из центральных мест в законодательстве об интеллектуальной собственности (гл. 72, гл. 76 ГК РФ). Вместе с тем рассмотрение связанных с ними споров в суде имеет свои тенденции, о которых следует знать. Этот вопрос неоднократно обсуждался на различных площадках, включая организованный 16-17 апреля 2015 года газетой «Ведомости» Юридический форум.

Так, в последнее время судьи все чаще разрешают споры о сходстве товарных знаков с точки зрения рядовых потребителей, что вызывает немалый резонанс в экспертном сообществе. Патенты же заслуживают отдельного внимания, поскольку с 1 января 2015 года в ГК РФ действует норма, устанавливающая ответственность в виде компенсации за нарушение патентных прав, однако для этого сначала предстоит доказать сам факт нарушения, принимая во внимание ряд важных нюансов.

Рассмотрим эти особенности подробнее.

Рассмотрение судами споров по товарным знакам с позиции рядовых потребителей

Оптимально ли правовое обеспечение вашего бизнеса?

Еще в 2007 году ВАС РФ признал, что вопрос о сходстве товарных знаков до степени смешения является вопросом факта и по общему правилу может быть рассмотрен судьей с точки зрения рядового потребителя без назначения экспертизы (п. 13 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. № 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности»; далее – Информационное письмо). Экспертиза, подчеркнул Суд, назначается лишь в том случае, когда для сравнения обозначений требуются специальные знания. Указанное информационное письмо напрямую повлияло на дальнейшую судебную практику, причем в последнее время наметились некоторые негативные тенденции в рассмотрении подобных споров.

Напомним, один товарный знак считается сходным до степени смешения с другим, если он ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия (абз. 6 п. 14.4.2 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания; далее – Правила). Так, в качестве установленных Правилами критериев определения сходства словесных обозначений указаны звуковые (фонетические), графические (визуальные) и смысловые (семантические) характеристики (п. 14.4.2.2 Правил).

Звуковое сходство может определяться, в частности, на основании следующих признаков:

  • наличие близких и совпадающих звуков в сравниваемых обозначениях;
  • наличие совпадающих слогов и их расположение, число слогов;
  • вхождение одного обозначения в другое;
  • ударение и т. д.

Графическое сходство определяется на основании общего зрительного впечатления, вида шрифта, алфавита, буквами которого написано слово, и т. д.

Смысловое сходство определяют с помощью следующих признаков:

  • подобие заложенных в обозначениях понятий и идей. Например, суды могут признавать сходными обозначения одного и того же предмета или явления, написанные на разных языках (постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 4 июля 2014 г. № С01-573/2014);
  • совпадение одного из элементов обозначений, на который падает логическое ударение и который имеет самостоятельное значение;
  • противоположность заложенных в обозначениях понятий, идей.

ПОЛЕЗНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ

Ознакомиться с позицией ВС РФ и ВАС РФ в отношении защиты исключительных прав можно в системе ГАРАНТ. Для этого в строке базового поиска (F2) необходимо ввести поисковый запрос, например, «товарные знаки и патенты». Полученный список документов следует отфильтровать, выбрав слева в фильтрах «Высшие суды».

Правилами также установлены критерии определения сходства для изобразительных и объемных, а также для комбинированных обозначений (п. 14.4.2.3-14.4.2.4 Правил).

При этом, рассматривая споры по товарным знакам, судам следует проверять сходство товарных знаков по всем возможным признакам (постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 18 сентября 2014 г. № С01-565/2014).

Читайте так же:  График работы водителей автобусов

Однако эксперты обращают внимание на следующую проблему. Рассматривая дело с точки зрения рядовых потребителей, судьи нередко не признают сходные обозначения таковыми, даже если формально в решении присутствует исследование признаков сходства. Генеральный директор ООО «Зуйков и партнеры», патентный поверенный Сергей Зуйков отмечает: «Суды не хотят слушать правила и убеждают себя в сходстве или отсутствии сходства товарных знаков, ориентируясь на собственные представления о сходстве обозначений. Однако в своем письме ВАС РФ ни слова не сказал о том, что, разрешая споры о сходстве товарных знаков до степени смешения, суды должны рассматривать их без учета каких-либо норм права».

Одним из наиболее ярких примеров, характеризующих подобный подход судов, Сергей Зуйков считает следующий спор.

Истец обратился к ответчикам с иском о запрете незаконного использования товарного знака и взыскании компенсации. По мнению истца, одно из словесных обозначений, приведенных на товаре ответчиков, полностью совпадает с принадлежащим ему товарным знаком.

Рассматривая данное дело, суды, по мнению эксперта, уделили недостаточно внимания звуковым, графическим и смысловым критериям сходства товарных знаков.

Обосновывая свою позицию, судьи отмечали, что оформление товара ответчика представляет собой комбинированное обозначение, в состав которого входят два разных словесных элемента, включая оспариваемый (содержащий слово, совпадающее с товарным знаком истца). При этом, с точки зрения судей, один из двух словесных элементов занимает доминирующее положение, поскольку расположен в центре и выполнен шрифтом большего размера. Таким образом, именно этот словесный элемент выполняет основную функцию индивидуализации товара. Оспариваемый же словесный элемент, несмотря на доводы истца о совпадении наименований, и по положению в комбинированном обозначении, и по смысловому значению был признан судом лишь описательной характеристикой товара, не обладающей различительной способностью (подп. 3 п. 1 ст. 1483 ГК РФ).

Разрешая спор, суды не назначали экспертизу. При этом проведенный судами анализ не позволяет с точностью сделать вывод о сходстве или различии товарных знаков.

[3]

Это значит, что нарушители получают возможность и дальше использовать такие обозначения вместо того, чтобы нести установленную законом ответственность. К слову, за незаконное использование товарного знака действующим законодательством предусмотрена гражданская (ст. 1515 ГК РФ), административная (ст. 14.10 КоАП РФ) и уголовная ответственность (ст. 180 УК РФ). В частности, за такое преступление нарушителю может грозить штраф до 1 млн руб. и даже лишение свободы сроком до шести лет, а также другие виды наказания (ч. 3 ст. 180 УК РФ).

Принимая во внимание складывающуюся судебную практику, многие эксперты считают, что в разрешении споров, связанных с защитой товарных знаков от незаконного использования, судьи должны руководствоваться, прежде всего, не субъективным восприятием, а установленными Правилами критериями сходства. «Я хотел бы призвать всех убеждать суды, что, рассматривая дела с точки зрения потребителя, они не должны забывать о праве», – говорит Зуйков и советует участникам процесса использовать в качестве доказательств, подкрепляющих их позицию, заключение экспертов и/или настаивать в суде на проведении соответствующей экспертизы.

Возмещение вреда при нарушении патентных прав

Главная особенность, связанная с рассмотрением споров о нарушении патентных прав, заключается в достаточно низком количестве подобных дел в судах. «На 10 споров по товарным знакам всего один спор – патентный. Вызвано это, прежде всего, сложностью доказывания самого факта нарушения», – рассказывает управляющий партнер ООО «Центр интеллектуальной собственности «Сколково» Антон Пушков. Кроме того, до недавнего времени судьи часто отказывали истцам во взыскании компенсации даже за доказанные факты нарушения патентных прав (постановление ФАС Северо-Западного округа от 29 января 2013 г. по делу № А56-12802/2012, постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 июня 2013 г. по делу № А56-39604/2010). Свою позицию суды мотивировали тем, что ГК РФ на то время не предполагал возможности патентообладателя защищать свои нарушенные права путем заявления требования о взыскании компенсации (п. 56 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29).

Вместе с тем с 1 января 2015 года в ГК РФ появилась долгожданная статья, регламентирующая ответственность за нарушение патентных прав (ст. 1406.1 ГК РФ). Теперь, если факт нарушения доказан, то вместо возмещения убытков можно потребовать от нарушителя выплатить компенсацию (по выбору правообладателя):

  • в размере от 10 тыс. до 5 млн руб., определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;
  • или в двукратном размере стоимости права использования изобретения, полезной модели или промышленного образца, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование соответствующих объектов исключительного права.

Однако стоит иметь в виду, что данная норма обратной силы не имеет, что также подчеркивают в своих решениях суды (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 2 апреля 2015 г. № 09АП-6048/15). Иными словами, если нарушение патентного права произошло до 1 января 2015 года, компенсацию взыскать не получится.

Предметом доказывания по подобным спорам является факт незаконного использования изобретения, полезной модели или промышленного образца. Антон Пушков советует при подготовке иска в суд соблюдать следующий алгоритм действий.

Обеспечить наличие неопровержимых доказательств нарушения патентных прав. В качестве доказательств суды нередко рассматривают:

  • рекламные проспекты, в которых предлагаются к продаже те или иные товары и/или оборудование, и таможенные декларации о ввозе соответствующих товаров и/или оборудования (решение Арбитражного суда г. Москвы от 29 октября 2003 г. № А-40-31254/03-83-281);
  • публикации. Например, в публикации может содержаться описание способа использования товара, который полностью совпадает с признаками формулы изобретения, охраняемого патентом (постановление ФАС Московского округа от 12 ноября 2008 г. № К-А40/9331-08);
  • протокол осмотра нотариусом доказательств с официального сайта – обычно с помощью этого доказательства устанавливается факт продажи ответчиком товаров, изготовленных с нарушением чужого патентного права (решение Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода от 24 июня 2011 г. № 2-1428/2011) и т. д.

В этих же целях желательно предоставить суду заключение специалиста-патентоведа с профильным техническим образованием. Стоимость услуг такого специалиста напрямую зависит от количества сравниваемых функциональных элементов (узлов, блоков, деталей в устройстве), операций или приемов способа, компонентов или ингредиентов вещества и т. д.) и варьируется в среднем от 20 тыс. руб. до нескольких сотен тысяч рублей.

Кроме того, можно ходатайствовать перед судом о проведении соответствующей экспертизы. Обычно эксперту задаются два вопроса: являются ли признаки того или иного изделия (способа использования изделия и т. п.) аналогичными признакам, охраняемым патентом, и используется ли при производстве изделий ответчика каждый из таких признаков (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 февраля 2014 г. № 17АП-16869/13, решение Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода от 24 июня 2011 г. № 2-1428/2011). Добавим, что судебное разбирательство по патентным правам – это так называемая «война экспертиз», поэтому истец должен быть уверен, что сравнил все существенные признаки и доказал наличие факта нарушения.

Читайте так же:  Куда уехать из россии

Провести патентный поиск, чтобы избежать столкновения патентов. Во время слушания дела в суде иногда выясняется, что у ответчика уже есть патент на тот же объект исключительного права – и тогда начинается спор «патент на патент». В этом случае следует обратиться в Палату по патентным спорам с требованием о признании спорного патента недействительным (п. 1 ст. 1398 ГК РФ, приказ Роспатента от 22 апреля 2003 г. № 56 «О Правилах подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам»). В этих целях также можно воспользоваться помощью экспертов – стоимость услуг по оспариванию патента составляет в среднем от 50 тыс. до 200 тыс. руб. в зависимости от сложности дела. После того, как оспариваемый патент будет признан недействительным, обладатель права на другой патент вправе вновь обратиться в суд за защитой своих прав, в том числе путем возмещения убытков за весь период использования его патента (п. 9 Информационного письма).

Подготовить расчет и обоснование размера компенсации. Так, например, можно представить суду расчет цены, которая обычно взимается за правомерное использование соответствующего объекта исключительного права – если истец выбрал именно такую форму компенсации (абз. 3 ст. 1406.1 ГК РФ).

Если придерживаться этой схемы действий, можно существенно увеличить шансы на взыскание с нарушителя установленной законом компенсации.

Верховный суд РФ формирует новые подходы к вопросу о злоупотреблении правом на товарный знак

За последние годы существенно увеличилось количество дел по искам о защите исключительных прав на товарные знаки, поданных лицами, которые такие товарные знаки регистрируют в больших количествах и не используют их по прямому назначению.

Зачастую такие компании ведут свою деятельность по извлечению прибыли путем продажи зарегистрированных товарных знаков, содержащих в качестве охраняемых элементов или состоящих только из громких и привлекательных с коммерческой точки зрения слов (например, ФУТБОЛ, ЗДОРОВЬЕ, СПОРТ), а также посредством выявления участников гражданского оборота, использующих принадлежащие им товарные знаки или сходные обозначения, и заявления требований о взыскании компенсаций или понуждения к заключению договора об отчуждении исключительного права на товарный знак, либо возмездных лицензионных договоров.


При этом суды, рассматривая такие дела, как правило, применяли формальный подход: лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак, не может быть отказано в его защите до признания предоставления правовой охраны такому товарному знаку недействительной в порядке, предусмотренном статьей 1512 Гражданского кодекса РФ, или прекращения правовой охраны товарного знака в порядке, установленном статьей 1514 Гражданского кодекса РФ.

До недавних пор применение судами положений статьи 10 Гражданского Кодекса, которая устанавливает злоупотребление правом как основание для отказа в иске, а тем более прямое применение положений статьи 10bis Парижской Конвенции (1883 г.) было большой редкостью.

В последнее время известность в качестве таких приобрели и . На имя этих компаний зарегистрировано в общей сложности несколько тысяч товарных знаков в отношении самых разных товаров и услуг. Принадлежащие им товарные знаки представляют в большинстве своем популярные, общеупотребимые и «привлекательные» словесные или комбинированные обозначения. Помимо этого, указанным компаниям принадлежит огромное количество доменных имен, также не являющихся фантазийными обозначениями.

и являлись истцами в большом количестве дел, связанных с взысканием компенсаций за незаконное использование принадлежащих им товарных знаков третьими лицами. По ряду дел между истцами и ответчиками были заключены мировые соглашения с условием последующего отчуждения спорных знаков, в то время как в некоторых делах суды удовлетворили требования о взыскании компенсации. Проблема заключалась в том, что суды формально подходили к рассмотрению дел и установив сходство между зарегистрированным товарным знаком и фактически используемым обозначением, а также однородность товаров, не находили оснований для отказа в исках.

Переломный момент в судебной практике наступил, когда указанные компании обратились с исковыми заявлениями к одному из крупнейших отечественных производителей мороженного — , а также к крупнейшему иностранному производителю конфетной продукции компании «Перфетти Ван Мелле», интересы которого представляли юристы «Городисский и Партнеры». Правообладатели ссылались на незаконное использование производителем обозначений «АФРОДИТА», «Птичка», «Ноктюрн», «Праздничное», «ФУТБОЛ», представляющих собой зарегистрированные товарные знаки, и требовали прекращения допущенного нарушения и выплаты денежной компенсации.

Рассмотрев дела № № /2013, /2013, /2014, /2014, /2014 по существу, арбитражные суды вынесли неожиданные решения, отказав правообладателям в удовлетворении их требований, сославшись, помимо прочего, на статью 10 Гражданского Кодекса РФ.

Суды, фактически процитировав п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», указали на то, что лицу может быть отказано в защите его права на товарный знак на основании статьи 10 ГК РФ, если по материалам дела, исходя из конкретных фактических обстоятельств, действия по государственной регистрации соответствующего товарного знака могут быть квалифицированы как злоупотребление правом.

Кроме того, суд вправе признать недобросовестными действия обладателя права на товарный знак, направленные на создание препятствий к использованию тождественных или сходных с ним до степени смешения обозначений, то есть действий по защите нарушенных исключительных прав на товарный знак, в случае отсутствия фактического его использования самим правообладателем.

При этом суд должен учесть цель регистрации товарного знака, реальное намерение правообладателя его использовать, причины неиспользования. В случае же установления того, что правообладателем был зарегистрирован товарный знак не с целью его использования самостоятельно или с привлечением третьих лиц, а лишь с целью запрещения третьим лицам использовать соответствующее обозначение, в защите такого права указанному лицу судом может быть отказано.

Указанные решения были оставлены без изменения судом апелляционной инстанции. При этом в ходе рассмотрения одного из дел судом апелляционной инстанции правообладателям было предложено представить письменные пояснения относительно обстоятельств регистрации спорных товарных знаков и причин их неиспользования правообладателем с даты регистрации — то есть в течение более 18 лет! Никаких пояснений истцами представлено не было.

Правообладатели не согласились с вынесенными решениями и подали соответствующие кассационные жалобы в Суд по интеллектуальным правам.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах правообладателей, повторяли положения «Справки по вопросам недобросовестного поведения, в том числе конкуренции, по приобретению и использованию средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий», утвержденной постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 21 марта 2014 года № /2, согласно которой установление недобросовестности только на стадии использования товарного знака не является самостоятельным основанием для оспаривания предоставления правовой охраны товарному знаку. Само по себе неиспользование товарного знака правообладателем, в том числе осуществляющим действия по «аккумулированию» товарных знаков, не свидетельствует о злоупотреблении правом и (или) недобросовестной конкуренции. При этом, по мнению правообладателей, в деле отсутствуют доказательства, свидетельствующие о намерении истца причинить вред ответчику при регистрации товарного знака.

Читайте так же:  Передача документов конкурсному управляющему

Суд по интеллектуальным правам неожиданно прислушался к доводам правообладателей и указал на то, что в целях установления факта злоупотребления истцами своими правами нижестоящим судам следовало выяснить цель регистрации товарного знака, наличие реального намерения его использовать, а также причины неиспользования. Поскольку в решениях судов отсутствуют выводы о том, имели ли правообладатели «реальное намерение использования спорных знаков», указанные дела следует направить на новое рассмотрение для уточнения данных вопросов.

Постановления Суда по интеллектуальным правам во многом являлись парадоксальными и оставили открытым вопрос о том, какие именно доказательства должны быть представлены в материалы дела, чтобы суд смог установить цель регистрации товарных знаков, которая состоялась более 18 лет назад. При этом очевидно, что такой подход предполагал бы необходимость доказывания «отрицательных фактов» ответчиками в случае их ссылки на отсутствие цели законного использования товарных знаков при их регистрации истцами. Истцы же, в свою очередь, также не смогли бы представить доказательств реального намерения использовать спорные знаки по причине отсутствия таких доказательств.

обжаловал постановления Суда по интеллектуальным правам в Верховный суд РФ, который рассмотрел жалобу и, фактически, сформировал свою позицию по данной категории споров. Определениями № от и № от Верховный суд РФ отменил Постановления Суда по интеллектуальным правам и оставил в силе решения судов первой и апелляционной инстанций.

При этом Верховный суд РФ счел доказанным тот факт, что спорные товарные знаки не использовались правообладателями с даты их регистрации, а сами правообладатели никогда не являлись ни производителями мороженого, ни лицами, осуществляющими его оборот. Данные выводы также подтверждаются судебными актами Суда по интеллектуальным правам, в соответствии с которыми правовая охрана товарных знаков была досрочно прекращена в связи с тем, что правообладатели не представили доказательств их использования.

С учетом вышеизложенного, судебная коллегия Верховного суда РФ определила, что действия истца свидетельствуют о злоупотреблении правом, в связи с чем арбитражные суды первой и апелляционной инстанций правомерно отказали истцу в судебной защите. Данный подход Верховного суда РФ полностью подтвердил правовую позицию компании «Перфетти Ван Мелле» в делах, которые рассматривались в то же время, что позволило успешно защитить права компании от требований недобросовестного правообладателя товарного знака «ФУТБОЛ».

Видео (кликните для воспроизведения).

Выводы, сделанные Верховным судом РФ, несомненно, смогут позитивно повлиять на судебную практику по аналогичным делам и пресечь незаконную деятельность компаний, аккумулирующих товарные знаки без реальной цели их использования.

Товарный знак судебная практика

Определение размера компенсации за нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности

Если одним действием нарушены права на несколько объектов интеллектуальной собственности суд вправе определить общий размер компенсации ниже минимального предела, установленного в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее также – ГК РФ).

Определение общего размера компенсации ниже минимального размера, определенного ГК РФ, возможно при наличии следующих условий:

Размер подлежащей выплате компенсации, исчисленной по установленным ГК РФ правилам с учетом возможности ее снижения, многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков.

Данные убытки можно исчислить с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком.

Если есть доказательства того, что правонарушение совершено впервые.

Если имеются обстоятельства, подтверждающие то, что использование объектов интеллектуальной собственности с нарушением прав третьи лиц не являлось существенной частью предпринимательской деятельности и не носило грубый характер.

Сходство обозначений не может быть определено формально

Формальное перечисление признаков, которые необходимо определить при сравнении обозначений, без их раскрытия и исследования, подтверждает необоснованность вывода арбитражного суда о сходстве данных обозначений.

Вывод о сходстве противопоставленных обозначений нельзя признать обоснованным, если суд лишь формально перечислил признаки, подлежащие установлению при сравнении обозначений, без их раскрытия и исследования. При установлении доминирующего элемента в комбинированном товарном знаке суду следует исследовать значимость составляющих его элементов, влияющих на восприятие обозначения в сознании потребителей в целом и на общее впечатление о данном обозначении.

Исковое заявление, содержащее требования, которые носят абстрактный характер, о запрете использования товарного знака в будущем, не подлежит удовлетворению

Требования, изложенные в иске о запрете использовать товарный знак истца, должны содержать указание на конкретные товары и нарушение.

Положения ГК РФ, относящиеся к требованиям о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу нарушения права, подлежат применению в связи с конкретным нарушением. Требования абстрактного характера о запрете лицу в будущем или на будущее время использовать объекты интеллектуальной собственности, изложенные в иске о запрете использования товарного знака, не будут удовлетворены.

Претензия о нарушении исключительных прав на товарный знак и выплате компенсации не обязательно должна содержать конкретно-определенный размер суммы компенсации

Введенный частью 5 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ) обязательный досудебный порядок урегулирования спора действует и в отношении спора, связанного с защитой исключительных прав на товарный знак и выплатой компенсации за нарушение исключительных прав.

Однако данная категория споров по выплате компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак имеет свои особенности, в том числе отраженные в ст. 1515 ГК РФ.

Прежде всего, необходимо учесть то, что размер компенсации определяется истцом – правообладателем товарного знака самостоятельно и по своему выбору в пределах, определенных в подпункте 1 пункта 4 ст. 1515 ГК РФ.

Кроме того, итоговая сумма компенсации определяется судом, который учитывает характер допущенного нарушения, срок незаконного использования, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права истца-правообладателя, вероятные убытки правообладателя, а также действует исходя из принципов разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения. Вышеназванной нормой установлен лишь диапазон размера компенсации, то есть минимальный и максимальный пределы компенсации.

В ст. 49 АПК РФ предусмотрено право истца при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований.

Таким образом, досудебная претензия о нарушении исключительных прав на товарный знак и выплате компенсации за нарушение исключительных прав не должна в обязательном порядке содержать конкретный размер суммы компенсации, равный сумме компенсации, впоследствии отраженной в исковых требованиях.

Основные признаки и критерии определения сходства товара с товарным знаком и персонажем произведения

Главным критерием наличия сходства является общее впечатление от сопоставления соответствующих объектов.

В свою очередь, к характерным отличительным признакам, имеющим основное значение, относятся имя, внешний вид и иные символы, позволяющие узнавать героя произведения, формирующие его образ, иные признаки, легко узнаваемые всеми. Наличие иных признаков, относимых к второстепенным или дополнительным, не влияет на установление сходства с образом персонажам

При этом наличие или отсутствие иных, дополнительных, второстепенных по своей сути, элементов (атрибутов, аксессуаров, реквизитов) образа персонажа не может повлиять на вывод о сходстве.

При установлении факта использования объектов интеллектуальной собственности также может быть учтено наличие внешнего сходства.

Читайте так же:  Отличие аренды от субаренды

Использование товарного знака в составе домена, как элемент доменного имени, не является достаточным доказательством использования правообладателем товарного знака в споре о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака

Из системной взаимосвязи положений статей 1484 и 1486 ГК РФ следует, что правообладатель обязан использовать зарегистрированный товарный знак как условие сохранения права на него. При этом, как следует из пункта 3 статьи 1486 ГК РФ, бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе.

Согласно ст. 68 АПК РФ обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

В соответствии со ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Использование товарного знака, в отношении которого заявлено требование о досрочном прекращении его правовой охраны, в качестве элемента доменного имени или его использование в сети Интернет при отсутствии иных доказательств, свидетельствующих о введении в оборот товаров или услуг, маркированных данным товарным знаком, нельзя признать действиями, которые могут быть квалифицированы согласно п. 2 ст. 1486 ГК РФ как действия по использованию товарного знака.

Обзор судебной практики по товарным знакам

Правовая защита товарного знака возможна только после его регистрации. Кроме того, регистрация должна быть выполнена качественно, т.е. ей должна предшествовать всесторонняя проверка на схожесть с уже зарегистрированными обозначениями. Иначе она может быть оспорена в суде и признана недействительной.

Предприниматель, использующий незарегистрированный товарный знак, уязвим для любых претензий со стороны нечистоплотных конкурентов. Нередки случаи, когда мошенники регистрируют уже ставший популярным товарный знак и выставляют претензии тем, кто уже «раскрутил» это обозначение. Сюда же можно отнести и случаи, когда бывшие партнеры превращаются в конкурентов и делят бизнес. И наконец, за незаконное использование товарного знака предусмотрены меры государственного принуждения.

Обзор судебной практики очень наглядно показывает, какие последствия ожидают бизнесмена, если его товарный знак не зарегистрирован или зарегистрирован некачественно.

Пример 1

Компания «Би-Пи п.л.к.» (Великобритания) обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании действий ООО «Влатика» по использованию зелено-желтой цветовой гаммы и обозначения «ВК» на автозаправочных станциях незаконными. Истец потребовал прекратить нарушение его исключительных прав на товарный знак. Суд установил, что обозначения, используемые ООО «Валтика», сходны до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком истца и запретил ответчику использование спорного обозначения. Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение без изменения.

Пример 2

ООО «Финвест» обратилось в суд с иском к ООО «Русский проект-технология», в котором потребовало прекратить использование товарного знака «Русский проект», зарегистрированного им ранее, удалении этого обозначения с материалов, сопровождающих оказание услуг, соответствующих 35, 37, 38 и 42 классам МКТУ, а также с Интернет-сайта и взыскании компенсации 2 млн. рублей.

Суд удовлетворил требование истца и запретил использование спорного обозначения, а также взыскал с нарушителя исключительных прав на товарный знак компенсацию в размере 200 тыс. рублей. Надо отметить, что такое решение было принято именно потому, что товарный знак ООО «Финвест» был зарегистрирован в установленном порядке.

Пример 3

ООО «Янеж» обратилось в суд с иском к ООО «Креатив» и «Успех» с требованием прекратить незаконное использование сходного до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком «Кедровая здравница» обозначения «мини-сауна профилактическая Сибирская здравница», изъять из оборота товар и уничтожить его, а также взыскать по 500 тыс. рублей с каждого ответчика.

«Креатив» и «Успех» заявили встречный иск о преждепользовании товарным знаком для мини-саун. Однако суд пришел к выводу о визуальном, графическом, фонетическом сходстве товарного знака, права на который принадлежат истцу, и обозначения, используемого обществом «Успех» в предложении к продаже товара и не учел доводов ответчиков, удовлетворив требование истца о прекращении использования товарного знака и взыскав с ответчиков 100 тыс. рублей.

Пример 4

ООО «Персона-Групп» обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском к «Салон красоты Персона-Стиль» с требованием прекратить использование обозначения «Персона», сходного до степени смешения с товарным знаком истца «Персона» (свидетельство № 149510), а также взыскать с ответчика 1 млн. рублей компенсации.

Учитывая то, что товарный знак «Персона-Групп» был зарегистрирован в 1995 году, а фирменное наименование ООО «Персона-Стиль» в 2003 году, суд признал требования истца законными и удовлетворил их. Материальная компенсация составила 100 тыс. рублей.

Пример 5

[1]

ООО «Кинотавр Видео» обратилось в суд с иском к ООО «Ваш заказ», в котором потребовало прекратить незаконное использование товарного знака «Раскраски» (свидетельство 315343 от 20.10.2006 г.) для товаров и услуг 09, 28, 35, 41 классов МКТУ и взыскать 200 тыс. рублей компенсации. Суд пришел к выводу, что ответчик незаконно использует товарный знак «Раскраска», сходный до степени смешения с товарным знаком истца и удовлетворил требование заявителя. Сумма компенсации в данном случае составила 10 тыс. рублей.

В данном обзоре представлены всего несколько примеров, иллюстрирующих последствия некачественной регистрации товарного знака либо ее отсутствие. Но в производстве арбитражных судов имеются подобных дел. Чтобы не оказаться в аналогичной ситуации, необходимо вовремя зарегистрировать товарный знак и сделать это профессионально.

Чтобы заказать услугу или получить консультацию, свяжитесь с нами по телефону (495) 229-67-08, skype: jurpom или напишите нам.

Обзор судебной практики: споры об использовании товарного знака

1. За незаконное использование товарного знака его правообладателю положена денежная компенсация

Правообладатель, чьи исключительные права на товарный знак были нарушены вправе рассчитывать не только на денежную компенсацию за незаконное использование товарного знака, но и на возмещение судебных расходов, понесенных для отстаивания своего права. Так решил Первый арбитражный апелляционный суд.

Суть спора

Индивидуальный предприниматель выиграл судебный процесс против хозяйственного общества о взыскании компенсации в сумме 200 тысяч рублей за неправомерное использование средства индивидуализации (товарного знака) в виде изображения «Харука Хана». Суды двух инстанций удовлетворили исковые требования и постановили взыскать с общества компенсацию и расходы по государственной пошлине в сумме 7 тысяч рублей.

Однако ИП обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с общества судебных расходов на оплату услуг представителя в сумме 35 тысяч рублей. Участие представителя в судебных заседаниях, выполнение представителем обязательств по договору подтверждены документально.

Решение суда

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования в полном объеме. Первый арбитражный апелляционный суд 1постановлением от 1 декабря 2014 г. по делу N А11-4641/2013 оставил решение суда первой инстанции без изменений.

Арбитру отметили, что в силу статьи 101 Арбитражного процессуального кодекса РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом. Как следует из статьи 106 АПК РФ, к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, специалистам, свидетелям, переводчикам, расходы, связанные с проведением осмотра доказательств на месте, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), а также расходы юридического лица на уведомление о корпоративном споре в случае, если федеральным законом предусмотрена обязанность такого уведомления, и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

Читайте так же:  Решение ооо, образец

Как следует из информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.08.2004 N 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», при определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание, в частности: нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами, стоимость транспортных услуг, время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист, имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг, а также продолжительность рассмотрения и сложность дела. Доказательства, подтверждающие разумность расходов на оплату услуг представителя, должна представить сторона, требующая возмещения судебных расходов.

Судом в полной мере учтен критерий разумности судебных расходов и соблюден баланс процессуальных прав и обязанностей сторон.

2. Товар с маркировкой чужим товарным знаком продавать запрещено

Запрещено осуществлять оптовую продажу или иное введение в гражданский оборот товаров, на которых размещены чужие товарные знаки без разрешения их правообладателя. Товары, маркированные такими товарными знаками должны быть изъяты из оборота и уничтожены, а за использование товарного знака взыскана компенсация. Так решил Верховный суд РФ.

Суть спора

Компания Тойота Мотор Корпорейшн (Toyota Motor Corporation) обладает исключительным правом на товарный знак «TOYOTA», зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации в отношении товаров 07 и 12-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (МКТУ). Коммерческая организация продавала запасные части оптом и в розницу, маркированные товарным знаком «TOYOTA», не имея на это разрешения правообладателя. Эти запчасти к автомобилям по мнению правообладателя имели признаки контрафактных и были изготовлены без согласия компании. Поэтому Тойота Мотор Корпорейшн обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением о запрете реализации этих запчастей, их уничтожении и выплате компенсации.

Решение суда

Суды двух инстанций и Суд по интеллектуальным правам удовлетворили заявленные исковые требования в полном объеме. Верховный суд РФ в определении от 25 сентября 2015 г. N 305-ЭС15-11540 согласился со сделанными судами выводами и оставил все судебные акты без изменения.

Судьи указали, что в силу статьи 1252 Гражданского кодекса РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Эти требования необходимо предъявлять к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним. Возмещение убытков следует требовать от лиц, неправомерно использовавших результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившим его исключительное право и причинившим ему ущерб.

В соответствии с требованиями статьи 1515 Гражданского кодекса РФ правообладатель может требовать от нарушителя исключительных прав, по своему выбору, вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от 10 тысяч до 5 миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения. А также компенсацию в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

3. Контрабанда нарушает исключительные права на товарные знаки на территории России

Все товары, которые поступили на территорию России без оформления документов, признаются котрафактными, даже если были произведены владельцем товарного знака. Поскольку контрабанда нарушает исключительные права на такой товарный знак на территории Российской Федерации. К такому решению пришел Тринадцатый арбитражный апелляционный суд.

Суть спора

Компания Л’Ореаль С.А. (L’Oreal S.A) обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением к коммерческой организации с требованиями о запрете совершать без согласия правообладателя любые действия по введению в гражданский оборот на территории РФ товаров GARNIER, которые были изъяты таможней в рамках дела об административном правонарушении. В частности, правообладатель просит запретить ввозить такие товары на территорию РФ, продавать их, или предлагать к продаже. Кроме того, компания требует изъять из оборота и уничтожить за счет организации товары GARNIER, изъятые таможней и взыскать с организации компенсацию за незаконное использование товарного знака GARNIER.

Решение суда

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные исковые требования в полном объеме. Тринадцатый арбитражный апелляционный суд постановлением от 23 июня 2015 г. по делу N А56-76698/2014 оставил решение суда первой инстанции в силе.

Судьи отметили, что одним из способов использования товарного знака, разрешенных только с согласия правообладателя, является ввоз на территорию Российской Федерации товара, на который нанесен товарный знак. Целью такого ввоза, обычно, является его введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации, как следует из постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17.02.2011 г. N 11 «О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», и обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.12.2007 г. N 122.

В силу статьи 1487 Гражданского кодекса РФ в отношении исключительного права на товарный знак действует принцип его исчерпания, согласно которому не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории РФ непосредственного правообладателем или с его согласия. Таким образом, введение в гражданский оборот спорных товаров посредством их контрабандного ввоза на территорию Российской Федерации без документов и согласия правообладателя является незаконным. В соответствии с нормами статьи 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, на которых размещен незаконно используемый товарный знак.

Видео (кликните для воспроизведения).

Мы благодарим компанию «КАДИС» — разработчика региональных систем семейства Консультант Плюс в Санкт-Петербурге
— за предоставление самых свежих судебных решений для этого обзора.

Источники


  1. Братановский, С. Н. Теория государства и права / С.Н. Братановский. — М.: Приор-издат, 2003. — 174 c.

  2. Андреева Ю. С. Квалификационный экзамен на присвоение статуса адвоката; Проспект — М., 2016. — 666 c.

  3. Куницын, А. Р. Образцы судебных документов / А.Р. Куницын. — М.: Юридическая литература, 2018. — 336 c.
  4. Валютное право; Юрайт — Москва, 2011. — 592 c.
  5. Перевалов, В.Д. Теория государства и права / ред. В.М. Корельский, В.Д. Перевалов. — М.: Норма; Издание 2-е, испр. и доп., 2003. — 616 c.
Товарный знак судебная практика
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here