Общеизвестные факты в уголовном процессе

Ответы на вопросы по теме: "Общеизвестные факты в уголовном процессе" с профессиональной точки зрения. Здесь собран полный тематический материал и ответы на вопросы максимально развернуты. Всегда имеются нюансы - если это ваш случай, то обратитесь к дежурному консультанту.

Общеизвестные факты

Общеизвестные факты также не подлежат доказыванию. К об­щеизвестным фактам закон относит обстоятельства дела, признанные арбитражным судом общеизвестными, которые не нуждаются в до­казывании (ч. 1 ст. 58 АПК). Для признания факта общеизвестным требуется, чтобы он был известен широкому кругу лиц, в том числе составу судей, рассматривающему дело.

Общеизвестные факты подразделяются на всемирно известные, известные на территории Российской Федерации, локально известные. Дата аварии на Чернобыльской АЭС (26 апреля 1986 г.) является общеизвестным фактом. В силу масштабности пос­ледствий этой аварии она стала известной далеко за пределами Украины. Авария на производственном объединении «Маяк» – наглядный пример появления факта, обще­известного на территории России. До недавнего времени эта авария, имевшая место в 1957 г., была мало кому известна. В настоящее время о ней знают все жители России. К локальным общеизвестным фактам могут относиться пожары, наводнения, сходы лавин и проч., имевшие место в районе, городе, области.

Однако участвующие в деле лица не лишаются права представлять аргументы, опровергающие общеизвестные факты.

Об общеизвестности локальных фактов на соответствующей тер­ритории должна быть сделана отметка в судебном решении, такая отметка необходима для вышестоящих инстанций на случай пере­смотра дела. О фактах, известных во всем мире или на территории России, в судебном решении отметка не делается по причине их из­вестности и для вышестоящего суда.

Вопрос 3. Факты, не подлежащие доказыванию

К этим фактам относятся общеизвестные и преюдициально установленные факты (ст. 61 ГПК РФ).

Общеизвестными являются факты, о которых знает неопределенно широкий круг лиц, в том числе судьи. Степень общеизвестности фактов может быть различной. Они могут быть известны во всем мире, в стране, в отдельном районе или населенном пункте. Степень распространенности знаний обусловливает процессуальные последствия. Факт широко известный может быть положен в основу решения безоговорочно. При известности факта на небольшой территории суд обязан указать в решении, что факт в данной местности известен, в связи с чем он не подлежит доказыванию.

Общеизвестность бывает двух родов:

Преюдициально установленные (предрешенные) факты — факты, установленные по другому делу и закрепленные во вступившем в законную силу судебном постановлении:

• вступившим в законную силу решением арбитражного суда по одному спору, не подлежащие доказыванию при разрешении других споров с участием тех же сторон;

• вступившим в законную силу приговором суда по уголовному делу, не подлежащие доказыванию при рассмотрении дела судом по вопросам, имели ли место определенные действия и совершены ли они данным лицом;

• вступившим в законную силу решением суда по гражданскому делу, не подлежащие доказыванию при разрешении спора арбитражным судом по вопросам об обстоятельствах, имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.

[2]

Согласно ст. 61 ГПК РФ преюдициальным значением обладают лишь факты, установленные судебным приговором или решением.

Не имеют преюдициального значения факты, содержащиеся в других судебных актах и факты установленные в постановлениях прокурорско-следственных и административных органов.

Студентам необходимо иметь в виду спорный вопрос о доказывании презюмируемых и бесспорных фактов.

Отдельные авторы полагают, что не подлежат доказыванию презюмируемые и бесспорные факты.

Другие специалисты опровергают их точку зрения. Они считают, что презумпции освобождают от доказывания только одну сторону, а другая сторона может представлять доказательства в опровержение презюмируемых фактов.

Бесспорные — это факты, признанные стороной. В российском гражданском процессе признание факта не относится к распорядительной сделке, а считается лишь доказательством по делу. Поэтому признанный факт — это факт, в отношении которого доказывание осуществлено.

В связи с этим представляется, что более обоснованной является вторая точка зрения.

При рассмотрении предмета доказывания важное значение приобретает вопрос о распределении обязанностей по доказыванию входящих в предмет доказывания фактов.

По общему правилу (ст. 56 ГПК РФ) обязанность доказывания фактов, имеющих значение для дела, возлагается на ту сторону, которая на них ссылается в обоснование своих требований или возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. При рассмотрении арбитражным судом споров о признании недействительными актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия указанных актов, возлагается на орган, принявший акт.

Кроме общих правил распределения обязанностей по доказыванию существуют специальные правила, возлагающие обязанность доказывания фактов на определенную сторону. Эти правила содержатся в нормах „ материального права. Чаще всего в качестве средства установления специальных правил выступаетдоказательственная презумпция — предположение о существовании факта или его отсутствии, пока не доказано обратное. В гражданском праве наибольшее распространение получили презумпция вины причинителя вреда (ст. 1046, 1074,1076, 1079 ГК РФ) и презумпция вины лица, не исполнившего обязательства или исполнившего его ненадлежащим образом (ст. 401 ГК РФ). В частности, при разрешении споров о возмещении вреда истец не обязан доказывать вину ответчика. Согласно специальному правилу ответчик должен доказать, что вред причинен не по его вине. В СК РФ закреплена презумпция отцовства мужа матери (ст.48 ГК РФ). Если ребенок родится в зарегистрированном браке, его отцом предполагается муж матери и его происхождение от отца удостоверяется свидетельством о браке родителей. Однако последний имеет право опровергнуть свое отцовство представлением соответствующих доказательств.

Правила распределения обязанностей по доказыванию конкретизируются в судебной практике. Так, при рассмотрении споров о размере налогооблагаемого дохода на налоговом органе лежит обязанность доказывания факта и размера дополнительно вмененного налогоплательщику дохода, а на налогоплательщике — факта и размера понесенных расходов.

Возможны и исключения из общего правила о распределении бремени доказывания, например в делах возникающих из административного производства. В соответствии со ст.6 ФЗ РФ « Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 15 ноября 1995 года устанавливает презумпцию неправомерности действий должностного лица, если им нарушены права и свободы гражданина. В результате гражданин освобождается от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий (решений), но он должен доказать факт нарушения своих прав и свобод . Государственный орган (ОМС, должностное лицо) обязан документально доказать законность своих обжалуемых действий (решений).

В правовой литературе в зависимости от характера закрепления различают:

а)законные презумпции — презумпции, закрепленные в законе;

6)фактические презумпции — презумпции, непосредственно не закрепленные в нормах права.

В свою очередь законные презумпции делятся на:

а)неопровержимые — презумпции, опровержение которых запрещено законом;

б)опровержимые — презумпции, которые предполагаются истинными, пока не будет доказано иное. В российском праве большинство презумпций относится к числу опровержимых.

Таким образом, относимость доказательств означает связь с предметом доказывания и возможность их использования для установления искомых фактов.

Допустимость — это свойство доказательства, позволяющее использовать его в качестве доказательства.

Допустимость доказательства связана с его процессуальной формой, то есть со средствами доказывания. Допустимость доказательств — установленные законом требования:

Читайте так же:  Списание задолженности по налогам

а) указывающие на необходимость их получения из средств доказывания, предусмотренных законом;

б) ограничивающие использование конкретных средств доказывания при установлении определенных фактических обстоятельств;

в) предписывающие обязательное использование конкретных средств доказывания при установлении определенных фактических обстоятельств.

В соответствии с ГПК РФ обстоятельства дела, которые согласно закону или иным нормативным правовым актам должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться иными доказательствами.

Такого рода ограничения или предписания обычно содержатся в гражданском законодательстве. Так, согласно ст. 162 ГК несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права ссылаться в ее подтверждение на свидетельские показания, но не лишает их права на использование других доказательств. Если законом предусмотрена письменная форма договора, то при рассмотрении спора в качестве допустимого письменного доказательства выступает сам договор (ст. 161 ГК).

Ст. 55 ГПК РФ закрепляет, что доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть использованы в процессе доказывания и положены в основу решения суда. Аналогичное положение закреплено в ст.50 Конституции РФ: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». То есть информация может быть использована в гражданском процессе в качестве доказательств по делу, только при соблюдении двух условий:

А) если она получена из допустимых источников, из тех средств доказывания, которые предусмотрены гражданско-процессуальным законодательством;

Б) если соблюден определенный законом порядок представления, исследования и оценки средств доказывания. Нарушение этого порядка делает доказательство недопустимым и лишает его юридической силы, как указывается в постановлении Пленума ВС РФ[1]: «Доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными порядками».

[3]

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: На стипендию можно купить что-нибудь, но не больше. 9046 —

| 7259 — или читать все.

Факты, не подлежащие доказыванию

В ст. 61 ГПК указаны две группы фактов в составе предмета доказывания, которые не подлежат доказыванию: обще­известные и преюдициальные.

Общеизвестными фактами являются такие обстоятельства, о которых знает широкий круг лиц, в том числе и судьи, в свя­зи с чем их не надо доказывать. Еще римские юристы признава­ли аксиоматическим правило: «Общеизвестное не доказывается».

Общеизвестными могут быть самые различные факты: напри­мер, о стихийных бедствиях, городских постройках (например, высоте моста через реку), войнах, революциях, расстояниях меж­ду определенными улицами, поселками и т. п.

Для данной группы фактов характерна их локальность, т. е. то, что знают все жители того или иного города, могут не знать судьи столицы. С течением времени память о тех или иных со­бытиях, действиях, движениях, так или иначе влияющих на жизнь людей, стирается, и то», что было общеизвестным, напри­мер, двадцать лет тому назад, в настоящее время известно срав­нительно небольшому кругу лиц.

Однако имеется группа общеизвестных фактов, для знания которых не характерна локальность. Ими являются различные физические, химические, механические, технологические свойства вещей и предметов и т. д., например: ткань одежды обычно не­трудно порвать; радиоприемник от резкого удара скорее всего сломается и т. п.

Близки к общеизвестным факты, которые ранее называли ноторными. Они легко устанавливаются из письменных источни­ков, достоверность которых обычно никем не оспаривается. На­пример, какой день недели был 1 января 2001 года, какая темпе­ратура воздуха была в той или иной день и т. д.

Вместе с тем не могут признаваться общеизвестными харак­теристики конкретных людей, так как это не факты, а субъек­тивные суждения.

Преюдициальными фактами являются такие обстоятельства, которые установлены вступившим в законную силу решением или приговором суда.

Итак, освобождаются от доказывания:

— факты, установленные вступившим в законную силу су­дебным постановлением по ранее рассмотренному делу, не дока­зываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица;

— при рассмотрении гражданского дела обстоятельства, уста­новленные вступившим в законную силу решением арбитражно­го суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лица­ми, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбит­ражным судом. Преюдициальная сила приговора суда распространяется лишь на суд, рассматривающий дело о гражданско-правовых последст­виях действий подсудимого, и ограничивается двумя положениями: во-первых, были ли совершены определенные действия (объ­ективная сторона состава преступления), во-вторых, совершены ли они данным лицом (субъектом состава преступления).

По иным вопросам приговор не обязателен для суда в граж­данском процессе. Например, не преюдицируются вина осужден­ного и размер причиненного преступлением вреда. Эти обстоя­тельства подлежат доказыванию в общем порядке, хотя они и определены в приговоре.

Однако, для того чтобы суд имел законные основания осво­бождения от доказывания преюдициальных фактов, он должен запросить и иметь в деле копии соответствующего решения или приговора, документы о вступлении их в законную силу (опре­деление вышестоящих судов, пересматривающих их в апелляци­онном, кассационном или надзорном порядках).

Кроме общепринятых фактов, не подлежащих доказыванию, в теории гражданского процессуального права существует еще две группы таких фактов: презюмируемые и признанные факты.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Презумпции, преюдиции и общеизвестные факты в уголовном судопроизводстве

Презу́мпция — предположение о существовании факта, который считается истиной до тех пор, пока не доказана его ложность. Презумпции широко используются в правоведении.

Правовые презумпции и аксиомы – не законодательные нормы, а специфические разновидности правил (принципов), выработанных в ходе длительного развития юридической теории и практики. Будучи продуктом опыта, они играют важную регулятивно-организующую роль в сфере правотворчества, правоприменения, судебной, прокурорской и следственной деятельности, оказывают влияние на становление и развитие правосознания, упрочение законности.

Презумпция знания закона (правознакомства). Априори предполагается, что каждый член общества знает (или по крайней мере должен знать) законы своей страны. Незнание закона не освобождает никого от ответственности за его нарушение. Во всех правовых системах исходят из того, что гражданин не может в качестве оправдания ссылаться на свою юридическую неосведомленность – это не будет принято во внимание, хотя заведомо ясно, что ни один человек не в состоянии познать все действующие в данном обществе правовые нормы и акты.

Презумпция невиновности, согласно которой каждый гражданин предполагается честным, добропорядочным и ни в чем не виновным, пока не будет в установленном порядке доказано иное, причем бремя доказывания лежит на тех, кто обвиняет, а не на самом обвиняемом.

Данное положение закреплено в международных пактах о правах чело-иска, получило отражение в статье 49 российской Конституции.

Презумпции справедливости закона, истинности и обоснованнос-ги приговора, ответственности родителей за вред, причиненный их несовершеннолетними детьми, предположения о том, что фактический владелец вещи является ее собственником, что принадлежность следует за главной вещью, что позже изданный закон отменяет предыдущий во всем том, в чем он с ним расходится; никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам; специальный закон отменяет действие общего, к невозможному не обязывают; кто не отрицает, признает; не все, что законно, нравственно и др. Любая презумпция принимается за истину, она действует до тех пор, пока не доказано обратное.

Читайте так же:  Внеплановая проверка

Преюдициальность (от лат. praejudicialis — относящийся к предыдущему судебному решению) — обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением по другому делу.

Так, если судебным решением установлена ответственность владельца источника повышенной опасности за причиненный вред, то в случае предъявления регрессного иска владельца источника к непосредственному причинителю, факты, установленные в первом процессе, имеют преюдициальное значение и не подлежат оспариванию.

В российском законодательстве понятие «преюдиция» установлено статьей 90 Уголовно-процессуального кодекса РФ. На данный момент суд, прокурор, следователь, дознаватель не имеют права дополнительно проверять обстоятельства, установленные вступившим в силу законным судебным решением. Причем данное правило распространяется не только на приговоры (т.е. на решения уголовных судов), но и на решения арбитражных судов исудов общей юрисдикции.

Общеизвестные факты – факты, о которых знает широкий круг лиц, в том числе и судьи. Именно поэтому их не надо доказывать. Еще римские юристы признавали аксиоматическим правило: «Общеизвестное не доказывается».

Общеизвестными могут быть самые различные факты: например, о стихийных бедствиях, городских постройках (например, высоте моста через реку), войнах, революциях, расстояниях между определенными улицами, поселками и т.п. Для данной группы фактов характерна их локальность – то, что знают все жители того или иного города, могут не знать судьи столицы. С течением времени память о тех или иных событиях, действиях, движениях, так или иначе влияющих на жизнь людей, стирается, и то, что было общеизвестным 10–25 лет тому назад, в настоящее время известно сравнительно небольшому кругу лиц.

Есть группа общеизвестных фактов, для знания которых не характерна локальность. Это физические, химические, механические, технологические свойства вещей и предметов и т.д., например: ткань одежды обычно нетрудно порвать; телевизор от резкого удара скорее всего сломается; синтетические моющие средства – токсичны и т.п.

Близки к общеизвестным факты, которые ранее называли ноторными. Они легко устанавливаются из письменных источников, достоверность которых обычно никем не оспаривается. Например, какой день недели был 5 октября 1997 г., какая температура воздуха была в тот или иной день и т.д.

Не могут признаваться общеизвестными характеристики конкретных людей, так как это не факты, а субъективные суждения.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Факты, не требующие доказывания в уголовном, гражданском, арбитражном процессах: общеизвестные, преюдициальные и бесспорные

Два вида фактов не требуют проведения процессуальной деятельности по доказыванию и могут быть положены в обоснование решения суда:

1) факты, признанные судом общеизвестными;

Видео (кликните для воспроизведения).

2) факты преюдициальные (предрешенные), т.е. установленные вступившим в законную силу решением или приговором суда (ст. 55 ГПК).

Преюдициальные факты. Преюдициальность (от лат. praejudicialis — относящийся к предыдущему судебному решению) означает предрешенность некоторых фактов, которые не надо вновь доказывать. Преюдициальность имеет свои объективные и субъективные пределы. По общему правилу объективные пределы преюдициальности касаются обстоятельств, установленных вступившим в законную силу решением суда по ранее рассмотренному делу. Субъективные пределы — это наличие одних и тех же лиц, участвующих в деле, или их правопреемников в первоначальном и последующем процессах. В соответствии с постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. «О применении Арбитражного процессуального кодекса при рассмотрении дел в суде первой инстанции», если в новом деле участвуют и другие лица, для них факты, установленные в предыдущем решении, не имеют преюдициального значения и устанавливаются на общих основаниях. Для положительного решения вопроса о преюдициальности требуется наличие как объективных, так и субъективных пределов.

[1]

Преюдициальность не только означает отсутствие необходимости доказывать установленные ранее обстоятельства, но и запрещает их опровержение. Такое положение существует до тех пор, пока судебный акт, в котором установлены эти факты, не будет отменен в порядке, установленном в законе.

Наиболее характерным примером наличия преюдициальных фактов являются дела с участием третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора. Факты, установленные в решении арбитражного суда, не подлежат доказыванию при рассмотрении регрессного иска в новом процессе.

АПК предусматривает преюдициальность фактов, установленных в решении арбитражного суда и суда общей юрисдикции по гражданским и уголовным делам.

АПК устанавливает условия преюдициальности актов арбитражных судов для арбитражных судов: «Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица» (ч.2 ст.72 АПК). Преюдициальной силой обладают факты, установленные судебным актом арбитражного суда, при условии, что судебный акт арбитражного суда вступил в законную силу. Обстоятельства, установленные судебными актами арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении другого дела в арбитражном суде, если в нем участвуют те же лица.

Ранее действовавший АПК распространял преюдициальность лишь на вступившие в законную силу решения арбитражного суда (ст.53 АПК). Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. N 13 указало, что «преюдициальное значение имеют факты, установленные решениями судов первой инстанции, а также постановлениями апелляционной и надзорной инстанций, которыми приняты решения по существу дела. Факты, установленные по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Если в этом деле участвуют и другие лица, для них эти факты не имеют преюдициального значения и устанавливаются на общих основаниях». Следовательно, к решениям арбитражного суда еще были добавлены постановления апелляционной и надзорной инстанций в плане преюдициальности установленных в них фактов для рассмотрения иного дела с участием тех же лиц относительно тех же фактов.

Вновь принятый АПК использует иной термин, говоря о преюдиции вступивших в законную силу судебных актов арбитражного суда. При этом ст.15 АПК раскрывает понятие судебных актов: «Арбитражный суд принимает судебные акты в форме решения, постановления, определения. Судебный акт, принятый арбитражным судом первой инстанции при рассмотрении дела по существу, именуется решением. Судебные акты, принимаемые арбитражными судами апелляционной и кассационной инстанций по результатам рассмотрения апелляционных и кассационных жалоб, а также судебные акты, принимаемые Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по результатам пересмотра судебных актов в порядке надзора, именуются постановлениями.

Все иные судебные акты арбитражных судов, принимаемые в ходе осуществления судопроизводства, именуются определениями».Если исходить из буквального толкования преюдициальности, то она должна распространяться на все судебные акты, перечисленные в АПК. Однако определения суда, будучи судебными актами, чаще всего не содержат установления фактов. В связи с этим сложно говорить об их преюдициальности. С другой стороны, среди определений арбитражного суда имеют место определения, содержащие установление фактов. Окончательный ответ на этот вопрос даст судебная практика. Очевидно, что новый АПК распространил преюдициальность и на постановления кассационной инстанции, хотя ранее эти акты не обладали преюдициальностью.

Читайте так же:  По ранней договоренности

Несколько по-иному решается вопрос об объективных пределах преюдициальности решений и приговоров судов общей юрисдикции: «Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле» (ч.З ст.69 АПК). В отличие от преюдициальности актов арбитражных судов для судов общей юрисдикции установлены определенные ограничения. Эти ограничения касаются судебного акта. Применительно к преюдициальности для судов общей юрисдикции законодатель говорит лишь о решениях судов общей юрисдикции. Они должны быть обязательно вступившими в законную силу, так как без этого они не приобретают общеобязательность. В остальном же объективные и субъективные пределы преюдициальности едины: она распространяется на обстоятельства, установленные судом общей юрисдикции и имеющие отношение к лицам, участвующим в деле.

Вступивший в законную силу приговор суда общей юрисдикции обязателен для арбитражного суда, рассматривающего другое дело, по вопросам о том, имели ли место определенные действия и кем они совершены. Очевидно, что иные обстоятельства, установленные приговором суда общей юрисдикции, не обладают преюдициальностью для рассмотрения дела арбитражным судом. Таким образом, применительно к приговору суда установлена ограниченная преюдициальность в плане объективного критерия.

Обстоятельства, установленные административными органами, органами следствия и прокуратуры, не являются преюдициальными и подлежат доказыванию в арбитражном суде. Вместе с тем акты указанных органов, будучи письменными доказательствами, могут быть (а иногда должны быть) привлечены к арбитражному разбирательству.

Общеизвестные факты также не подлежат доказыванию. К общеизвестным фактам закон относит обстоятельства дела, признанные арбитражным судом общеизвестными, которые не нуждаются в доказывании (ч.1 ст.69 АПК). Для признания факта общеизвестным требуется, чтобы он был известен широкому кругу лиц, в том числе составу судей, рассматривающему дело.

Общеизвестные факты подразделяются на всемирно известные, известные на территории Российской Федерации, локально известные. Дата аварии на Чернобыльской АЭС (26 апреля 1986 г.) является общеизвестным фактом. В силу масштабности последствий этой аварии она стала известной далеко за пределами Украины. Авария на производственном объединении «Маяк» — наглядный пример появления факта, общеизвестного на территории России. До недавнего времени эта авария, имевшая место в 1957 г., была мало кому известна. В настоящее время о ней знают все жители России. К локальным общеизвестным фактам могут относиться пожары, наводнения, сходы лавин и проч., имевшие место в районе, городе, области.

Однако участвующие в деле лица не лишаются права представлять аргументы, опровергающие общеизвестные факты.

Об общеизвестности локальных фактов на соответствующей территории должна быть сделана отметка в судебном решении, такая отметка необходима для вышестоящих инстанций на случай пересмотра дела. О фактах, известных во всем мире или на территории России, в судебном решении отметка не делается по причине их известности и для вышестоящего суда.

Бесспорные факты — в гражданском и арбитражном процессах обстоятельства, значимые для правильного разрешения дела, которые должны доказываться одной стороной, но признаны другой стороной в споре. Факт становится бесспорным только в результате прямого признания (утверждения одной стороной и признания другой). Признание факта в гражданском и арбитражном процессах считается доказательством по делу и освобождает сторону, утверждавшую о факте, от дальнейшего его доказывания. В то же время признание фактов не является для суда (в том числе арбитражного) обязательным. Поэтому если у суда есть основание полагать, что признание сделано под влиянием обмана, насилия, угрозы, заблуждения или с целью сокрытия истины, а также если признание не соответствует обстоятельствам дела, то суд не принимает признания, факт не считается бесспорным и подлежит доказыванию на общих основаниях.

Бесспорные факты – обстоятельства, подтверждаемые в установленном законом порядке соответствующими доказательствами и в отношении которых отсутствует какой-либо спор.

В соответствии с Основами… нотариальному удостоверению подлежат следующие бесспорные факты:

1) факт нахождения гражданина в живых. Удостоверение факта нахождения в живых несовершеннолетнего производится по просьбе его законных представителей (родителей, усыновителей, опекунов, попечителей), а также учреждений и организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний;

2) факт нахождения гражданина в определенном месте. Удостоверение факта нахождения в определенном месте несовершеннолетнего производится по просьбе его законных представителей (родителей, усыновителей, опекунов, попечителей), а также учреждений и организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний.

Факт нахождения гражданина в живых или факт нахождения его в определенном месте устанавливается как при явке гражданина к нотариусу, так и при удостоверении в этом нотариуса вне нотариальной конторы (в этом случае указываются адрес, место нахождения гражданина, а также проверяются все необходимые и отвечающие требованиям законодательства документы);

3) тождественность личности гражданина с лицом, изображенным на представленной этим гражданином фотографии.

Нотариус, удостоверяя тождественность личности гражданина с лицом, изображенным на представленной этим гражданином фотографии, помещает фотографию в верхнем левом углу свидетельства и скрепляет ее своей печатью. При этом печать ставится таким образом, чтобы она захватывала частично фотографию и свидетельство;

4) время предъявления нотариусу документа. Удостоверительная надпись о времени предъявления документа проставляется на представленном в двух экземплярах документе, один из которых остается в делах нотариуса. При отсутствии второго экземпляра документа в делах нотариуса остается копия документа, на которой совершается удостоверительная надпись. Если одним и тем же лицом одновременно предъявлено несколько документов, то удостоверительная надпись совершается на каждом из них.

Должностные лица органов исполнительной власти не имеют права удостоверять бесспорные факты.

Для удостоверения бесспорного факта заинтересованное лицо подает нотариусу письменное заявление с просьбой об удостоверении соответствующего факта или обращается к нотариусу с просьбой в устной форме.

Алиби в уголовно-процессуальном доказывании

Одним из общеизвестных фактов, используемых в уголовном судопроизводстве, помогающим установить истинную суть дела, что чаще всего в стадии предварительного расследования, является алиби подозреваемого или обвиняемого. Как считают многие ученые-правоведы, алиби — это «факт нахождения обвиняемого или подозреваемого вне места совершения преступления» [1, с. 19].

Важность установления алиби обвиняемого или подсудимого обуславливается влиянием данного факта на дальнейший ход не только предварительного следствия, но и процедуру доказывания невиновности подследственного. При неправильной оценке и определении истинности алиби возможно полное разрушение процедуры доказывания невиновности обвиняемого, поэтому так важно разобраться в юридической природе понятия «алиби» и определить его сущность.

В теории уголовно-процессуального права советского периода весьма поверхностно и скупо освещалась проблема алиби, хотя в практике данное понятие имело место быть. Юридического закрепления алиби в уголовном процессе советское законодательство не содержало.В российской юридической науке понятие «алиби» олицетворяется с так называемыми отрицательными фактами. Например, по мнению И. И. Мухина: «. доказыванию по уголовному делу подлежат и отрицательные факты, свидетельствующие или подтверждающие отсутствие какого либо события, действия, связанного с совершением преступления. Так, при расследовании преступления иногда может возникнуть необходимость доказать, что обвиняемый не мог быть в определенный день и час в обусловленном месте и не встречался с таким-то лицом» [4, с. 84-85].

Любой факт есть фрагмент объективной действительности и сам по себе не может быть ни положительным, ни отрицательным. Положительным или отрицательным является только суждение о нем, что часто является субъективным мнением отдельного человека. Называть отрицательными фактами те обстоятельства, которые противоречат версии обвинения, недопустимо, так как главная цель процессуального доказывания — установление именно объективной истины.

Читайте так же:  Приказ о переезде

Само алиби доказывается в большинстве своем на стадии предварительного расследования различными источниками доказательств: показаниями свидетелей, которые утверждают, что видели обвиняемого во время совершения преступления в другом месте; предъявлением обвиняемого для опознания на фотографии либо во время официального вызова в органы полиции либо очевидцам и потерпевшему, не опознающим его, и т. д.

В то же время алиби как уголовно-процессуальное понятие появляется только в результате оценки доказательств по уголовному делу. Лишь при сопоставлении всех фактов, известных на данных момент следствию, возможно появление объективных выводов о причастности отдельных лиц к произошедшему, о мотивах преступления и т. д. Необходимо учитывать достаточно банальное для многих суждение: «Человек в одно и то же время не может находиться сразу в двух местах». Поэтому если достоверно доказано о его пребывании вне места преступления в определенное время, прокурор, следователь, дознаватель полагают, что обвиняемый имеет алиби в отношении инкриминируемого деяния. В дальнейшем же признаётся объективность и истинность данного факта, и на его основании выясняются другие детали совершённого деяния.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, принятый Государственной Думой в 2001 году, алиби посвящает несколько норм. Во-первых, в нем предпринята попытка раскрыть юридическую природу понятия «алиби» (п. 1 ст. 5 УПК РФ), а с другой — при определенных условиях допускает возможность проверки алиби на предварительном слушании в суде по ходатайству стороны защиты (ч. 6 ст. 234 УПК РФ).

«Алиби — нахождение подозреваемого или обвиняемого в момент совершения преступления в другом месте». Такое определение нам даёт УПК РФ. По мнению авторов, здесь определение дано в узком смысле, поскольку не включает в себя всех свойств, которые должны быть присущи термину, о котором идёт речь. Авторы кодекса не указывают на его автоматическую невиновность в силу нахождения в другом месте, что может являться пробелом.

В течение многих десятилетий в науке уголовного процесса складывались два взгляда на юридическую природу алиби. В соответствии с первым взглядом алиби традиционно соотносят с местом совершения преступления и пребыванием подозреваемого в это время вне места преступления, что исключает его ответственность как исполнителя преступления [2, c. 137]. Этот подход считается верным, но является неполным, так как не охватывает всех его свойств, таких, к примеру, как невозможность участия в совершении преступления ни в одном из видов соучастия: исполнителя, организатора, пособника (ст. 33 УК Российской Федерации).

С другой стороны трактовка алиби как непричастности к совершенному преступлению в качестве исполнителя означает, что на иные формы соучастия в преступном деянии алиби вроде бы не распространяется. Это неверно, так как полное алиби означает, что подозреваемый или обвиняемый не причастны к преступлению не только в качестве его исполнителей, но и как организаторы, подстрекатели, пособники.

Другая позиция на алиби основывается на происхождении данного термина, упорядочивании уголовного и уголовно-процессуального законов, позволивших сформулировать важный для теории и практики вывод: достоверное алиби исключает уголовную ответственность подозреваемого и обвиняемого, если они не были не только исполнителями преступления, но и не причастны к нему в иных формах преступной деятельности [3, с. 11]. Поэтому выделяют полное и частичное алиби, то есть нашедшим подтверждение при расследовании уголовного дела в отношении отдельных эпизодов либо частей обвинения, видов соучастия в совершении преступления.

В УПК Российской Федерации алиби же используется как процессуальный термин, однако законодатель не позаботился о том, чтобы связанные с ним регламентации были последовательны и взаимосвязаны с иными нормами. Так, доказывание и проверка алиби обязательно связаны с основаниями прекращения уголовного преследования и уголовного дела (ст. 24 – 28 УПК РФ), обстоятельствами, подлежащими доказыванию и прежде всего касающимися времени, места, способа совершения преступления (п. 1 ст. 73 УПК РФ), а также с деятельностью дознавателя, следователя, прокурора по выдвижению и проверке версии об алиби подозреваемого или обвиняемого.

Если обратиться к досудебному производству, то все перечисленные вопросы УПК Российской Федерации всяческим образом игнорирует, не уделяя им должного внимания. В том числе и ст. 123 УПК РФ, обязывающая рассматривать и удовлетворять ходатайства, имеющие значение по делу, не установила, что следователь или дознаватель не вправе отказать подозреваемому, обвиняемому, их защитникам в удовлетворении ходатайства о проверке заявления об алиби.

Однако в противовес всему перечисленному ч. 6 ст. 234 УПК Российской Федерации, относящаяся к судебному производству, провозглашает: ходатайство стороны защиты о вызове свидетеля для установления алиби подсудимого (кстати, его можно установить и проверить как свидетельскими показаниями, так и иными средствами доказывания, например документами, аудио и видеозаписями, однако следует соблюсти обязательную процедуру удостоверения подлинности, чтобы в дальнейшем была возможность на них опереться при установлении истинной сути дела) подлежит удостоверению в случае, если оно заявлялось в ходе предварительного расследования и было отклонено дознавателем, следователем или прокурором.

Естественно, было бы логично и последовательно, чтобы УПК Российской Федерации, исходя из природы уголовно-правового и уголовно-процессуального значения алиби, надлежащим образом урегулировал весь комплекс правоотношений, касающихся его, и прежде всего на досудебном производстве. К сожалению, законодатель этого не сделал и таким путем не только допустил пробел в законе и праве в целом, но и породил целый ряд противоречий, которые негативно сказываются на следственной практике. Объективное понимание алиби и упрощённый путь доказывания его истинности могли бы избавить от противоречивости текущее уголовно-процессуальное законодательство.

Создание огромного массива урегулированных взаимосвязанных норм в форме нормативных правовых актов — одна из первостепенных задач государства для осуществления успешного функционирования различных ветвей власти и обеспечения общественного порядка как во взаимодействии граждан с публично-правовыми образованиями, так и между собой.

Доказывание отрицательных фактов — отсутствие мотивов для совершения преступления

К числу фактов, противоречащих версии, часто относятся: отсутствие мотивов для совершения преступления, недостаточность времени, которым мог располагать обвиняемый для совершения преступления, затруднительность для обвиняемого добыть орудие, которым совершено преступление, и т. д.

Оправдательным косвенным доказательством служат, например, показания о том, что лицо, обвиняемое в хищениях, ведет скромный образ жизни, опровергающие предположение, что это лицо живет не по средствам. Подобно этому оправдательными косвенными доказательствами будут: заключение эксперта о том, что след ноги, обнаруженный на месте происшествия, оставлен не обувью обвиняемого; отрицательные результаты обыска, предпринятого с целью найти у обвиняемого поличное или орудие совершения преступления, и т. д.

Надо иметь в виду, что доказывание «отрицательных» фактов вовсе не может рассматриваться как способ собирания только оправдательных косвенных доказательств.

Доказывание отрицательных фактов может быть использовано и для обоснования обвинения.

Несмотря на все разнообразие связей и взаимозависимостей между конкретными фактами, используемыми в качестве доказательств, все они в конечном счете в силу внутренне присущего им единообразия могут быть сведены к немногим основным формам. Поэтому ограниченно также число форм логических умозаключений, на основании которых делаются выводы от наличия одних фактов к наличию или отсутствию других, т. е. осуществляется доказывание.

Читайте так же:  Доверенность от родителей

Все основные формы элементарных актов доказывания рассмотрены выше’. Теперь нужно обратиться к следующему уровню оценки логической правильности системы доказательств — к анализу и оценке комплексов доказательств.

В работах по теории доказательств всегда подчеркивалась важность рассмотрения доказательств (и в частности, косвенных) в их связи и взаимозависимости. Правильность этого утверждения тем более очевидна, что, как было показано выше, в практике доказывания большое, даже преобладающее место занимают такие доказательства, которые в отдельности обосновывают доказываемое обстоятельство не однозначно, а лишь правдоподобно.

Для получения достоверных конечных выводов из таких доказательств они должны объединяться в подсистемы и далее в системы таким образом, чтобы выводы взаимно подкрепляли и усиливали друг друга2.

Рассматриваемые ниже комплексы представляют такого рода подсистемы, образующие как бы среднее звено всей системы или совокупности доказательств по конкретному делу.

Как было показано в параграфе о классификации доказательств, наряду с предметными доказательствами, содержание которых определяет содержание доказываемого обстоятельства, существуют вспомогательные (субсидиарные) доказательства, влияющие только на надежность основного вывода.

Если, например, доказательством служит показание свидетеля, что он в таких-то обстоятельствах слышал голоса ссорящихся людей, то этот коммуникативный аргумент обосновывает вывод, что и на самом деле происходила ссора каких-то людей.

Наряду с этим предметным доказательством, устанавливающим факт ссоры, могут быть другие доказательства, устанавливающие незаинтересованность свидетеля в исходе дела, подтверждающие, что с того места, где он находился, действительно можно слышать голоса людей, что свидетель обладает нормальным слухом и т. п. Из этих доказательств непосредственно нельзя сделать вывод, имела место ссора и крики или нет. Они служат основанием лишь для суждения о том, соответствуют данные показания свидетеля действительности или этим показаниям нельзя доверять.

Субсидиарную роль могут играть некоторые условия, сопровождающие причину события, когда строится вывод от результата к причине. Так, из факта опрокидывания автомобиля следует правдоподобный вывод о превышении скорости. Если, кроме того, установлено, что дорога была скользкой, то первый вывод становится правдоподобнее, его надежность увеличивается.

Оценка доказательств по существу невозможна без учета влияния вспомогательных фактов, причем в так называемых «уликовых делах» доказательства, устанавливающие эти факты, практически занимают значительную долю объема доказательственного материала.

Напомним, что многозначность выводов в некоторых актах доказывания обусловливается тем, что связывающее суждение в них представляет не однозначную закономерность («всегда», «во всех случаях»), а приблизительное обобщение, статистическую закономерность.

Но очевидно, что во всей массе наблюдаемых случаев незаинтересованный свидетель чаще дает правдивые показания, а превышение скорости чаще приводит к опрокидыванию автомобиля при неблагоприятных дорожных условиях.

Субсидиарные доказательства дают возможность перейти от менее определенного связывающего суждения («свидетель вообще», «превышение скорости вообще» и т. п.) к более определенному («незаинтересованный свидетель», «свидетель, находившийся вблизи от места происшествия», «превышение скорости на скользкой дороге» и т. п.). Сказанное относится и к альтернативным актам доказывания. Если из того факта, что Н. не ночевал дома, делается правдоподобный вывод, что в это время он совершил кражу в магазине, то дополнительное установление субсидиарного факта — «обычно Н. ночует дома» — усиливает правдоподобие первого вывода.

Замена в акте доказывания менее определенной связи более определенной повышает надежность вывода, увеличивает его правдоподобие1. Такие комплексы можно назвать вспомогательными или проверочными.

Еще более важную роль в увеличении надежности выводов играют комплексы, объединяющие предметные доказательства, т.е. «накопительные» комплексы1.

При оценке логической структуры доказательств по любому уголовному делу, независимо от того, преобладают среди них прямые или косвенные доказательства, встречаются накопительные комплексы, играющие главную роль в формировании конечных достоверных выводов.

Простейшим примером накопительного комплекса служит совпадение по содержанию показаний нескольких свидетелей (разумеется, при условии, что они не сговорились между собой).

Если один свидетель говорит, что слышал звук выстрела, то мы делаем вывод: «правдоподобно, что на самом деле прозвучал выстрел». Точно такой же вывод будет сделан на основании показаний второго, третьего и т. д. свидетелей.

Все эти правдоподобные выводы одинаковы по содержанию, и это их совпадение истолковывается как довод в пользу большего доверия к показаниям.

В приведенном примере каждое доказательство было предметным. Общим у них было то, что во всех образованных ими актах доказывания был один и тот же вывод: «на самом деле прозвучал выстрел». Наличие одинакового вывода часто наблюдается и тогда, когда независимые предметные доказательства не однородны, как в примере со свидетелями, а разнородны. По делу могут фугурировать такие, например, улики: 1) Н. угрожал убийством потерпевшему; 2) у Н. обнаружены вещи, раньше принадлежавшие потерпевшему; 3) Н. находился на месте преступления в период, когда последнее было совершено; 4) на одежде Н. найдены пятна человеческой крови.

Каждая из них независима от других и может служить аргументом для какого-либо правдоподобного акта доказывания («если угрожал, то правдоподобно, что убил», «если был на месте преступления, то правдоподобно, что убил» и т. д.).

При этом выводом каждый раз будет утверждение «правдоподобно, что убил».

Так же, как и в примере с совпадающими показаниями нескольких свидетелей, такое совпадение выводов истолковывается как довод в пользу большей обоснованности этого общего вывода.

Общий вывод могут давать не только линейные, но и альтернативные доказательства. Простейший пример: несколько доказательств, устанавливающих отсутствие человека в ряде мест. Положим, установлено, что Н. в определенное время не был дома, не был на работе, не был в гостях и т. д. Из каждого отдельного доказательства следует вывод, общий для всех: «не был дома, следовательно, правдоподобно, что был на месте преступления», «не был в гостях, следовательно, правдоподобно, что был на месте преступления» и т. д.

Ясно, что с каждым таким новым доказательством надежность обоснования общего вывода увеличивается.

Видео (кликните для воспроизведения).

С точки зрения здравого смысла случайное истолкование каждого отдельного доказательства’ вполне допустимо. Но совпадение даже этих четырех, не говоря уже о множестве других подобных доказательств, делает их случайное истолкование неправдоподобным, все более бессмысленным по мере их накопления.

Источники


  1. Белецкий, А.С. Настольная книга судебного пристава-исполнителя / А.С. Белецкий. — М.: АСТ, 2015. — 881 c.

  2. Контрольно-кассовая техника. Нормативные акты, официальные разъяснения, судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2018. — 113 c.

  3. Медик, В. А. Заболеваемость населения. История, современное состояние и методология изучения / В.А. Медик. — М.: Медицина, 2016. — 512 c.
  4. Курскова Г. Ю. Политический режим Российской Федерации. Теоретико-правовой аспект; Юнити-Дана, Закон и право — Москва, 2008. — 296 c.
  5. Смоленский, М. Б. Теория государства и права / М.Б. Смоленский, Л.Ю. Колюшкина. — М.: Дашков и Ко, Наука-Пресс, 2009. — 288 c.
Общеизвестные факты в уголовном процессе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here