Коррупция в сфере госзакупок

Ответы на вопросы по теме: "Коррупция в сфере госзакупок" с профессиональной точки зрения. Здесь собран полный тематический материал и ответы на вопросы максимально развернуты. Всегда имеются нюансы - если это ваш случай, то обратитесь к дежурному консультанту.

Учимся работать
только с чистыми
тендерами

Если Вам удобнее читать, а не смотреть видео,
мы специально подготовили для Вас
конспект этого прямого эфира.

Пользуйтесь и внедряйте!

Коррупция в госзакупках, пути ее преодоления
Технологии входа в тендерные продажи

Существует 2 основные технологии входа в тендерные продажи.

Первую я называю «Пушистый рост»

К примеру, мы участвуем в торгах, где средний чек не превышает 1-1,2 млн. рублей.
Тогда чистая прибыль с контракта составит в лучшем случае 150-200 тыс. рублей.

Соответственно, возникает вопрос, а что можно «отпилить» с этой суммы в идеальном варианте? Мелкие суммы 10-20 тыс. рублей. Понятно, что собственник удавится за 100 тыс.руб. с контракта в 150 тыс. рублей.

Возникает вопрос, а зачем сотруднику госзаказчика вообще заниматься коррупционными схемами на контракты, где такие маленькие суммы, если у него в закупках были, есть и будут контракты на гораздо большие суммы, с которых можно «отпилить» гораздо больше, чем 20 тыс.руб.

И при этом, заметьте, уголовный срок и там, и там все равно предусмотрен.

Другое дело, как определить, где есть коррупционная составляющая? Это ведь на лбу у заказчика не написано, какие откаты у него были в прошлом, и какие будут в будущем.
Ответ: в обычных продажах действительно не написано. Но в тендерных продажах эта информация буквально написана у заказчика НА ЛБУ!
Как эту информацию можно прочитать?

На портале zakupki.gov.ru находите конкретный тендер, смотрите кто заказчик, по этому заказчику выгружаете полное досье. Посмотреть сколько у него тендеров было в прошлом, и какие это были суммы.

Если Вы видите, например, что заказчик ГКБ25, у которой в прошлом месяце был капремонт на 40 млн. руб., а в этом месяце эта же больница покупает картриджей на 500 тыс.руб., то даже если в этой ГКБ25 все сотрудники заказчика коррупционеры, они все что можно украсть, украдут с контракта на 40 млн. с капстроя, нежели с картриджей.
Почему?
Две причины:
«срок» везде есть, а сумма с 40 млн. больше.


Второе:
чем выше сумма контракта, тем меньше участников рынка, которые могут такую сумму переварить.
Мало организаций, которые могут такой объем взять и выполнить.
Обычно этих организаций, максимум 5 штук в местном регионе. И все эти компании друг друга прекрасно знают.

Когда цена вопроса 40 млн.руб., и всего 5 игроков рынка, которые способны переварить эту сумму, эти игроки друг друга прекрасно знают и, естественно, в такой ситуации, между ними может возникнуть сговор.
НО если у нас армия ИП-шников, которая готова продать картриджей в куче разных контрактов по 500 тыс.руб.,
и с ними нереально договориться!

В чем смысл «пушистого роста»?
Мы участвуем в торгах до 1 млн. рублей, и делаем это как можно чаще.
И в этой ситуации вероятность того, что мы встретимся с коррупцией крайне мала.
Конечно, всякое бывает.
Но нужно понимать, насколько слабоумен это сотрудник заказчика, который решился пилить с контракта в 500 тыс.руб. откат в размере «шоколадки».
Можно посмотреть, как «пушистый рост» работает на примерах результатах наших клиентов.
Абсолютное большинство их контрактов на небольшие суммы.
Таких контрактов много, в месяц их может быть 10-20. Мы берем объемами, на небольшие суммы.
В этой ситуации заказчикам не особо захочется пилить с такой мелочевки, учитывая, что кроме реального уголовного срока, есть другие санкции.

Если мы говорим про объемы, то таких контрактов будет достаточно — для малого бизнеса и ИП — точно.

По статистике, на Москву и Московскую область приходится примерно 15 тысяч госзаказчиков.
Плюс есть еще коммерческие структуры с госучастием, которые работают по 223-ФЗ, есть еще частные тендеры, частные компании, которые тоже делают тендеры (АШАН, частные банки и т.д.).

[1]

Пример:

Была поставлена задача проанализировать, сколько тендеров по канцтоварам, на какие суммы и т.д.

Выяснилось, что тендеров по канцтоварам было около 7 тысяч за год в Москве и Московской области. И это госсектор!
То есть тендеры по 44-ФЗ.
Из этих 7-ми тысяч контрактов 4 тысячи были на сумму до 0,5 млн.руб.
Еще 1,5 тысячи контрактов на сумму от 0,5-1 млн.руб.
Совсем больших контрактов на сумму свыше 10 млн. рублей, было всего 20 штук!
Самый крупный 86 млн.руб., один.
Соответственно, все остальное равномерно распределилось между 1 млн. и 10 млн.

Абсолютное большинство на сумму до 1 млн. руб.!
В таких торгах вероятность коррупции минимальна, потому что чистая прибыль маленькая.
С каждого конкретного контракта пилить шоколадку невыгодно. За такую «шоколадку» срок реальный можно получить.

Но тут Вы берёте объемами. Вы участвуете в тендерах на потоке,
выигрываете сразу в большом количестве таких мелких тендеров
и делаете прибыль на их количестве.
То есть на этапе пушистого роста

дело не в марже (% чистой прибыли с одного контракта),
а в том, сколько реальных рублей
Вы заработаете, выиграв много таких мелких тендеров.
В реальном выражении (в рублях, а не в %%)
может получиться довольно неплохой заработок!

Это первая и основная стратегия входа в тендерные продажи.

Мы берем объемами на небольшие суммы, и не опасаемся того, что там будут какие-то откаты и т.д.

Вторая стратегия входа в тендерные продажи стартует от 3 млн. рублей и более.
Я называю ее — агрессивные продажи.

В диапазоне от 1 млн. до 3 млн. это может быть и «пушистый рост» и агрессивные продажи.

Главное, что надо понимать:
Чем больше сумма, тем больше желающих с этой суммы что-то себе в карман положить.
И в тендерах на большие суммы, конечно, могут быть какие-то коррупционные моменты.

Минусы участия в тендерах на большие суммы:
непонимание заказчика, взаимные претензии, судебные иски по выбиванию денег с заказчика, нервотрепка и пр.

Но при этом в таких тендерах,
всегда есть ОДИН неоспоримый плюс:

деньги все покроют.

Приведу в пример моего активного выпускника:
Антон Полков
ССЫЛКА НА ВИДЕО

Выигрывает уже больше 100 контрактов в год, хотя начали мы с ним знакомство на этапе открытия бизнеса.
Для него уже стали нормой судебные иски.

Читайте так же:  Директор на полставки в ооо

Недавний пример:
контракт по клинингу на 3,5 млн.руб. Заказчик не хочет платить.
Нанят юрист, который выясняет, что подрядчик по договору должен ежемесячно предоставлять акты выполненных работ, и в течение 5-ти дней эти акты либо должны быть подписаны и оплачены, либо должен быть получен мотивированный отказ. В случае, если не будет ни того, ни другого, работы считаются выполненными и подлежат оплате.
В результате все кончается судом, который был благополучно выигран — с плюсом.
Судебные издержки возмещены заказчиком, что всегда бывает в таких случаях, заметьте.

Такая неприятность, как «несговорчивость» заказчика или его желание отдать контракт «своему давнему знакомому» —
не повод отказываться от контракта в 3 млн. руб.!

Вывод делаем еще такой:
чем больше Вы судитесь, чем больше Вы подаете жалоб в ФАС, тем меньше заказчиков в дальнейшем
хочет с Вами ругаться.

Информация о судебных делах
любой компании или конкретного человека
давно не является тайной.

Поэтому получив успешный опыт в суде, Вы реже будете сталкиваться с недобросовестными заказчиками,
и чаще закрывать тендеры без проблем.
Даже если выиграли тендер, где была заложена коррупционная «составляющая»
от другой компании.

Если сотрудник заказчика видит, что к нему пришла какая-то «бешенная собака», которая со всеми судится,
и за копейки готова загрызть, то стратегия из серии «дай мне денег и проблем не будет», не сработает.

Я давно и на каждой конференции рассказываю о принципе «гопника»:
Нарисуйте человеку его ужасное будущее, гарантируйте ему, что это будущее Вы лично ему обеспечите,
и этот человек сделает все, что Вы захотите.
Шантаж?
Нет! Отстаивание своих честных и законных прав.

Если заказчик видит, что у вас до этого было 10 судов, и они до этого все закончились полной победой,
и вот он может стать 11-тым,
то чего с вами связываться, итог итак уже понятен.

Плюс суды взыскивают неустойку с заказчика, штрафные санкции по договору, судебные издержки.
В этом суть агрессивных продаж.

Антон говорит:
«Когда было решено выходить за средний чек, и судиться со всеми, кто не платит.
Сперва, каждый третий заказчик был проблемным, приходилось судиться.
Потом было замечено, что чем больше мы судимся, тем меньше к нам претензий. После фразы или намека на «дай нам денег и мы подпишем акты», они получают письмо со списком выигранных Вами дел, и сразу видят, на что Вы способны. Проще акты подписать, и не связываться.
Парадокс ситуации в том, что чем больше вы бодаетесь, тем меньше потом у вас проблем.
Сначала все начинается с «пушистого роста». Рано или поздно, когда вы будете масштабироваться в «пушистом росте», вы поймете, что масштабироваться вширь крайне тяжело.
Можно, конечно, одновременно вести 10-20 контрактов по 500 тыс.руб, но не 150 штук!
Гораздо проще на такую же сумму вести меньшее количество контрактов — каждый с большЕй цифрой!».

В госсекторе в госзаказе есть штрафы для всех госзаказчиков, это сумма обычно от 30 до 50 тыс. рублей.
Таких штрафов в нашей стране 44 штуки!

Ежегодно этих штрафов выставляется несколько десятков тысяч.

Зачем подставляться под уголовный кодекс при откатах на небольшие суммы «пушистого роста», если два штрафа по 50 тыс.руб. могут все эти старания свести «на нет» от нескольких контрактов.

Почему «пушистый рост» — технология, которая сейчас процветает.

Потому что с одной стороны, на сотрудников госзаказчика давит уголовный кодекс, а с другой стороны административные штрафы, которых очень много.
Понятно, что когда у вас контракт на миллиард рублей, штраф в 50 тыс. руб. полная ерунда. Но если у вас контракт на 500 тыс. руб., с которого чистая прибыль в лучшем случае 50 тыс.руб. и откат 5 тыс. рублей. Получить штраф за такой откат крайне невыгодно.

Ситуация:
работы выполнены, акты подписаны, а заказчик отказывается платить.
Что делать?

Знайте:
В госсекторе тендеры в нашей стране не могут быть проведены, пока заказчик не получит деньги из бюджета. Соответственно, деньги у заказчика есть.
В таком случае пишется претензия.

Смысл претензии:
Первое: Вы нам должны денег.
Второе: сумма такая-то.
Третье: срок до конца недели.
Четвертая: если оплаты не будет, мы будем обращаться в суд.
Обращаем Ваше внимание, что Вы несете личную ответственность своими деньгами по статье 7.32.5.

Статья 7.32.5 Кодекса об административных правонарушениях говорит о том, что все лица, которые ответственны за невыплату этих денежных средств, должны заплатить штраф 50 тыс.руб.,
а при повторном нарушении их ждет дисквалификация на 2 года.
Это означает, что в течение 2 лет, сотрудник, которого уволили по этой статье, не сможет найти аналогичную работу в таких же гоструктурах.

[3]

Раньше, в случае невыплат, мы судились.
Были какие-то штрафные санкции, неустойки.
А вот непосредственного лица, которое нам не оплатило вовремя (например, главный бухгалтер, или директор госзаказчика) лично это никак не касалось.

НО как только появилась статья 7.32.5, сразу же пошли платежи.

Когда была такая спорная ситуация, в 3-х случаях из 4-х мы писали такое письмо, и отправляли такое письмо-претензию бухгалтеру, директору, контрактному управляющему и аукционной комиссии.

Самые частые исходы:
Первая ситуация, когда директор не разрешает бухгалтеру заплатить, бухгалтер человек подневольный, не платит.
Вторая ситуация, когда бухгалтер получает от ИП претензию и понимает, что теперь это касается теперь ЛИЧНО ЕЕ.

Она с этой претензией идет к своему директору и просит письменного распоряжения директора не платить.
После этого в большинстве случаев заказчик платит.
Никто не хочет нести ответственность своими личными деньгами, и уж тем более доводить дело до дисквалификации.

И ДА, БЫЛИ И СЛУЧАИ, КОГДА НЕ ЗАПЛАТИЛИ!
Но это было унитарное предприятие, которое работает по 44-ФЗ.
Унитарное предприятие может быть банкротом, т.к. это коммерческая структура, чья собственность принадлежит государству (пример Московский Метрополитен). И в этом случае — решение только через суд.

Статья Дмитрия Артюшенко «Роль конкурентного ведомства в борьбе с коррупцией и хищениями на торгах»

Дмитрий Артюшенко, к. ю. н., заместитель начальника Управления по борьбе с картелями ФАС России, старший преподаватель кафедры конкурентного права Института права и национальной безопасности РАНХиГС.

Читайте так же:  Строительство в водоохранной зоне

«Актуальные вопросы противодействия коррупции в субъектах Российской Федерации: материалы научно-практической конференции» (Казань, 9 ноября 2016 г.)

Аннотация: Статья посвящена вопросам практики борьбы с антиконкурентными соглашениями, которым часто сопутствуют коррупционные правонарушения. Примерами таких соглашений являются картели на торгах, которым оказывают покровительство должностные лица органов власти. При этом наиболее картелизированными в настоящее время могут быть признаны сферы закупок медикаментов и строительства. В статье рассматриваются основные коррупционные схемы, встречающиеся при проведении госзакупок и с которыми сталкивается антимонопольный орган при проведении расследований.

Ключевые слова: антиконкурентные соглашения, картели, коррупция в сфере госзакупок, антимонопольное законодательство, антиконкурентные соглашения с органами власти, антимонопольное расследование.

Многообразные формы и проявления коррупции включают в себя коррупцию в сфере государственных закупок, подпадающей под запрет как антикоррупционного, так и антимонопольного законодательства. Должностные лица, вступая в коррупционный сговор при проведении государственных закупок, помимо нарушения норм уголовного или административного законодательства, также нарушают и антимонопольные запреты, за соблюдением которых следит Федеральная антимонопольная служба (ФАС России).

Таким образом, законодательство о противодействии коррупции не исчерпывается нормами Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», Уголовного кодекса Российской Федерации (нормами глав о преступлениях против государственной власти и о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях), а также законодательства об административных правонарушениях (в частности, статьи 19.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях – состав административного правонарушения, состоящего в незаконном вознаграждении от имени юридического лица). К антикоррупционным нормам следует отнести и положения Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции», которым установлены запреты на антиконкурентные соглашения.

86% от числа выявленных ФАС России картелей составляют сговоры на торгах. Главное негативное последствие таких сговоров – увеличение бюджетных расходов в связи с отсутствием реальной конкуренции на торгах (при этом в год для проведения государственных закупок и закупок компаний с государственным участием из бюджета выделяется около 30 трлн рублей). Как чиновник, контролирующий решения госзаказчика, так и вступившая с ним в сговор компания заинтересованы в заключении по результатам торгов контракта по наиболее выгодной для этой компании цене. Для чиновника это в большинстве случаев означает бо́льшую сумму отката, для компании – получение большей прибыли.

Картели в настоящее время проникли в стратегические отрасли: закупки для оборонных нужд, обеспечение населения медикаментами и продуктами питания, добычу водных биологических ресурсов.

Рост дел о сговорах на торгах, возбуждённых антимонопольной службой в 2015 г., составил 73% (по сравнению с 2014 г.), а в первом полугодии 2016 г. возбуждено на 31% больше дел об антиконкурентных соглашениях с органами власти (по сравнению с первым полугодием 2015 г.).

Претерпел изменения и предмет рассмотрения дел о сговорах на торгах: количество эпизодов по таким делам стало исчисляться десятками и сотнями. Например, в одном из дел о сговоре на торгах по поставке медицинских изделий в предмет рассмотрения входит 718 аукционов.

Отмечается картелизация закупок в целых отраслях: особую озабоченность вызывают уже упомянутые закупки медикаментов и медицинского оборудования, а также сфера строительства (в т. ч. дорожного).

ФАС России (как центральный аппарат, так и территориальные органы) в настоящее время возбудили 53 антимонопольных дела о сговорах на торгах по закупке изделий медицинского назначения. В предмет рассмотрения всех этих дел входит 2000 аукционов с общей суммой начальных максимальных цен, составляющей около 10 млрд рублей.

В сфере строительства признаки антиконкурентных соглашений выявлены в общей сложности на 120 открытых аукционах в электронной форме; общая сумма начальных максимальных цен таких торгов в сфере строительства (в т. ч. дорожного строительства) составляет более 4,5 млрд рублей. При этом более 1,4 млрд рублей бюджетных средств в этой сфере распределены вообще без проведения конкурентных процедур (во многих случаях это свидетельствует о признаках сговора с заказчиком, в т. ч. с органами власти).

ФАС России при проведении антимонопольных расследований сталкивается со следующими видами коррупционных схем (будет использована классификация форм коррупционных проявлений в сфере государственных закупок, предложенная Г. Уэром, Ш. Моссом, Э. Кампосом и Г. Нуном [1, с. 381 – 393]).

Схема 1. Посредничество по откатам.

Откат – это определённая сумма, которая выплачивается компанией, выигравшей государственный контракт, чиновнику (или чиновникам), который повлиял на заключение с данной компанией этого контракта. Обычно размер отката составляет определённый процент от стоимости контракта.

Откаты в крупных проектах государственных закупок обычно передаются через лиц, имеющих тесные связи с каждой из участвующих в схеме сторон.

Например, иностранные компании могут прибегать к услугам местных, «национальных» компаний для поддержки при участии в тендерах на получение контрактов по госзакупкам.

Схема 2. Махинации с тендерными предложениями.

При реализации данной схемы в торгах выигрывает заранее выбранный претендент.

Бывает, что в манипуляциях участвуют некоторые или все участники тендера без ведома государственных служащих, отвечающих за его проведение. Такие случаи ФАС России квалифицирует как картель на торгах, когда в коррупционные связи вступают коммерческие организации[1] (отказ от участия в торгах либо отказ от конкуренции на торгах может быть обусловлен передачей части работ по госконтракту компании, которая откажется от подачи конкурентных предложений при проведении торгов либо подкупом сотрудника тендерного отдела компании-конкурента).

Возможен также вариант, когда госслужащие, ответственные за проведение тендера, предоставляют «фавориту» доступ к тендерной документации до её официального распространения, благодаря чему у него оказывается больше времени на подготовку предложения по сравнению с другими претендентами.

В одном из дел было установлено, что госслужащий задолго до проведения соответствующего конкурса на право заключения концессионного соглашения пригласил представителей компании, которую он «видел» в качестве будущего инвестора, на приём и провёл для них ознакомление как с самим строительным объектом, требующим вложений с целью реконструкции, так и с относящейся к нему документацией.

Схема 3. Использование подставных или фиктивных компаний.

Коррумпированные госслужащие нередко используют подставные или фиктивные компании, обычно в сочетании с другими схемами (например, с откатами), для маскировки незаконного влияния на заключение находившихся в их компетенции контрактов. Использование подставной компании позволяет коррумпированному чиновнику манипулировать проведением тендера и оказывать давление на других, реальных участников, чтобы обеспечить победу своей подставной компании и получить незаконную выгоду. Часто такой чиновник и не рассчитывает на то, что эта компания исполнит контракт (товары могут вообще не поставляться, услуги могут вообще не оказываться).

Читайте так же:  Как платят пенсионеры транспортный налог

Подставные компании могут образовывать целые цепочки, что крайне затрудняет выявление конечного бенефициара.

Видео (кликните для воспроизведения).

Например, в 2015 г. ФАС России завершила рассмотрение дела в отношении Федерального агентства по обустройству государственной границы (Росграницы).

Антимонопольным органом было установлено, что в течение нескольких лет торги по реконструкции и строительству пунктов пропуска через государственную границу выигрывали компании, имевшие связи с руководством Росграницы.

В ходе антимонопольного расследования было установлено, что руководитель Росграницы возложил на подчинённых задачу поиска и привлечения к участию в конкурсах «своих» подрядчиков, т. е. подрядчиков, которые согласятся на перечисление откатов по госконтрактам.

В качестве такого подрядчика было выбрано закрытое акционерное общество «РосТрансСтрой», которое до этого никогда не участвовало в торгах, проводившихся Росграницей.

С августа по декабрь 2012 г. руководство Росграницы и подведомственного ему госучреждения обеспечило победу ЗАО «РосТрансСтрой» в 3 конкурсах и 1 аукционе.

Конкурсные заявки ЗАО «РосТрансСтрой» корректировались самим государственным заказчиком, а их оценка проводилась таким образом, чтобы обеспечить победу ЗАО «РосТрансСтрой». Заявки добросовестных участников торгов отклонялись необоснованно.

15% от сумм госконтрактов «РосТрансСтрой» должен был перечислять компаниям, подконтрольным чиновникам Росграницы. Деньги перечислялись по фиктивным договорам.

К инымкоррупционным схемам, встречаемым в госзакупках, можно отнести, например, искусственное создание оснований для проведения госзакупки на неконкурентной основе.

В одном из дел было установлено, что определение подрядчика затягивалось госзаказчиком и другими участниками антиконкурентного соглашения более года, что позволило провести закупку у единственного поставщика, которым оказалась компания, вступившая в сговор с госзаказчиком. При этом основание для проведения закупки на неконкурентной основе – срыв сроков необходимости проведения работ – был специально для этого случая закреплён в положении о закупках госзаказчика.

Следует также отметить схему недобросовестного использования различий между разными формами проведения торгов – конкурсом и аукционом, например. Проведение конкурса предполагает оценку его участников как с точки зрения ценовых критериев (кто предлагает лучшую цену), так и с точки зрения критериев неценовых (кто предлагает лучшие условия исполнения контракта). Выставление оценок по неценовым критериям при отсутствии однозначных критериев такой оценки может превратиться в инструмент реализации антиконкурентного и коррупционного сговора участника торгов с госзаказчиком.

Именно с этим столкнулась ФАС России при проведении расследования в отношении Федерального агентства по обустройству государственной границы и компании «РосТрансСтрой», которая предлагала одну из самых высоких цен выполнения работ, но, тем не менее, признавалась победителем торгов. Для того чтобы уравнять компанию «РосТрансСтрой» с другими, добросовестными участниками торгов и обеспечить её победу, конкурсная комиссия госзаказчика присваивала ей более высокие баллы по неценовому критерию качества работ и квалификации.

[2]

Рассмотренные примеры свидетельствуют о тех негативных последствиях, которые приносит коррупция в сфере госзакупок.

Главное негативное последствие – увеличение бюджетных расходов в связи с отсутствием реальной конкуренции на торгах. Как чиновник, контролирующий решения госзаказчика, так и вступившая с ним в сговор компания заинтересованы в заключении по результатам торгов контракта по наиболее выгодной для этой компании цене. Для чиновника это в большинстве случаев означает бо́льшую сумму отката, для компании – получение большей прибыли.

В условиях же реальной конкуренции на торгах бюджет тратит меньше средств, экономит их, что позволяет расходовать их на иные нужды, например, на исполнение социальных обязательств государства.

К другому негативному последствию коррупционных проявлений при проведении торгов можно отнести вытеснение с рынков добросовестных компаний. Ведение бизнеса не должно связываться с наличием «связей» с заказчиками. Победителем торгов должна признаваться компания, которая может качественнее и дешевле исполнить госконтракт. В этом случае у бизнеса будет стимул к развитию. И наоборот, такого стимула у компании не будет, если она «купила» нужного чиновника.

Роль конкурентного ведомства в борьбе с коррупцией на торгах сводится к следующему:

— выявление фактов антиконкурентных соглашений на торгах, являющихся одной из форм коррупционных проявлений;

— расследование и рассмотрение дел по выявленным фактам антиконкурентных соглашений, установление причастных юридических и физических лиц;

— привлечение к административной ответственности юридических и физических лиц, виновных в нарушении антимонопольного законодательства на торгах;

— передача информации о совершённых коррупционных преступлениях в правоохранительные органы с целью возбуждения уголовного дела и привлечения виновных физических лиц к ответственности.

Коррупционные практики должны решительно пресекаться как непосредственно правоохранительными органами, так и антимонопольной службой, обладающей методиками расследования случаев сговоров, когда они обеспечиваются связями с чиновниками.

Многоликая коррупция: Выявление уязвимых мест на уровне секторов экономики и государственного управления / под ред. Эдгардо Кампоса и Санджая Прадхана; пер. с англ. – М. : Альпина Паблишер, 2014. – 551 с.

Коррупция: природа, проявления, противодействие. Монография / отв. ред. Т. Я. Хабриева. – М. : Юриспруденция, 2015. 688 с.

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 6 июля 2016 г.)

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (ред. от 6 июля 2016 г.).

Федеральный закон от 26 июля 2006 г. (ред. от 3 июля 2016 г.) № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. (ред. от 3 июля 2016 г.) № 273-ФЗ «О противодействии коррупции».

[1] Такое противоправное поведение именуют деловой коррупцией, корпоративной коррупцией или коррупцией в частном секторе [2, с. 486].

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

КОРРУПЦИЯ В ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗАКУПКАХ

Тема коррупции в наше время является достаточно актуальной. Она фигурирует во многих новостных летах, а сюжеты в программах передач о задержании лиц, занимающих государственные должности за получение взятки набирают популярность. Коррупция – это злоупотребление должностным лицом служебным положением, получение или дача взятки, коммерческий подкуп или иное неправомерное использование гражданином своего статуса, противоречащее интересам страны и общества. [1] Такое поведение направлено на получение выгоды, которая может выражаться в виде ценностей, денег или иных вещей и объектов, услуг или прав имущественного характера для себя либо других лиц. Данные деяния могут также совершаться в интересах либо от имени юридического лица. Тема коррупции в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд (далее – государственных закупок) наиболее актуальна, так как данное направление экономической деятельности в нашем государстве появилось не так давно, а сформировалось и получило законодательное закрепление лишь в середине перового десятилетия XXI века. Это связано, в первую очередь, с историческими причинами развития событий нашего государства и, как следствие, с появлением частной собственности.

Читайте так же:  Индекс налогового документа

К числу самых распространенных коррупционных схем можно отнести:

— направление участвующим в сговоре потенциальным поставщиком заявки на сумму заведомо ниже, чем у прочих участников госзакупок;

— установление со стороны заказчика чрезвычайно коротких сроков для реализации заказа или выполнения работ, при которых исполнение заказа возможно только заранее подготовленным поставщиком — участником мошеннической схемы;

— установление заведомо неконкурентной цены за исполнение госзаказа в обозначенном объеме, что будет неинтересно другим потенциальным поставщикам;

— установление непривлекательной схемы оплаты исполнения госзаказа (например, с большой отсрочкой и т. д.);

— некорректное внесение данных в ЕИС (например, смешение кириллицы и латиницы при написании наименования заявки и т. д.);

— толкование критериев оценки поставщиков в пользу заинтересованных лиц и т. д.

Данный перечень схем, разумеется, не является исчерпывающим. Суть каждой из них состоит в том, что участвующий в сговоре недобросовестный поставщик всегда извещен, каковы параметры госзакупки на самом деле. Для предотвращения распространения подобных схем была применена смена законодательной базы, а именно признание утратившим силу закона «О размещении заказов на поставки товаров» от 21.07.2005 № 94-ФЗ и принятие вместо него новых — «О контрактной системе» от 05.04.2013 № 44-ФЗ и «О закупках товаров» от 18.07.2011 № 223-ФЗ, прежде всего, направлена на минимизацию возможности использования коррупционных схем в сфере госзакупок.

Законодательное закрепление положений, регулирующих деятельность заказчиков и участников в сфере государственных закупок в нашей стране еще не совершенно. Вследствие этого, в данном направлении совершается много действий анти правового характера. Законодатель разными способами старается предотвратить нарушение закона в данной сфере, однако это удается далеко не всегда. В последнее время участились случаи обнаружения нарушения законодательства в сфере государственных закупок. Чаще всего, закон нарушается поставщиками. Путем дачи взятки они стремятся «договориться» с заказчиком о заключении государственного контракта именно с ними. Но так же, были случаи, когда заказчики шли в сговор с наиболее выгодным именно им участником закупок. Так было и в Саратовской области. Всем известен случай, который получил широкое освещение в прессе в начале 2017 года, связанный с государственными закупками министерства образования. В 2012-2013 годах в рамках реализации программы модернизации образования осуществлялись закупки и поставки интерактивных досок в школы региона. Финансировалась программа из федерального и областного бюджетов — всего Саратовская область получила около двух миллиардов рублей.

По данным источников, в образовательные учреждения поступил дешевый контрабандный товар из Китая, который по документам проходил как оборудование оригинального производства по цене в среднем 150 тысяч рублей за одну интерактивную доску. «Разоблачен сговор чиновников министерства с поставщиками продукции. Фактически в школы поставлялся контрафакт по цене оригинала. Разницу участники коррупционной схемы делили между собой», — отметил один из источников.

Большая часть досок закупалась централизованно — через министерство образования, остальными закупками занимались муниципальные районы.

«Следователи УФСБ, в частности, заинтересовались деятельностью бывшего заместителя министра образования Надежды Рукан, которая до своей отставки в июне 2013 года курировала в ведомстве систему общего образования», — полагает собеседник.

Оба источника сообщили о том, что возбуждено уголовное дело, а министр Марина Епифанова (возглавляет ведомство с апреля 2012 года) находится под подпиской о невыезде. [2]

Так же, часто появляется информация подобного рода на сайтах, освещающих жизнь в Саратове, таких как «Взгляд инфо» и «Лица губернии», о махинациях в сфере закупок и недовольстве граждан по поводу приобретения товаров для нужд Правительства Саратовской области за, по их мнению, большие деньги. Например, в сентябре этого года на сайте «Взгляд инфо» фигурировал такой заголовок статьи: «На цветы для торжеств в правительстве потратят 300 тысяч рублей».

Однако, в Саратовской области один из самых низких уровней коррупции по всей России. В 2016 году на одном из сайтов был опубликован рейтинг организации «Безопасное отечество», посвященный уровню коррупции в сфере государственных закупок. В данном рейтинге Саратов занимает 76 позицию из 84. Это очень хороший показатель, считает Станислав Кошелев, директор «Государственного агентства по централизации закупок». Этому способствовала, в первую очередь, учреждению данного агентства, деятельность которого направлена на анализ предмета закупок и установление более реальной начальной максимальной цены. В других регионах России подобной практики не было.

Так же, с 7 по 8 апреля 2016 года Саратовское УФАС России совместно с ФАС России, Правительством Саратовской области, РАНХиГС и Поволжским институтом управления имени П.А. Столыпина проводился межрегиональный семинар-совещание «Реализация законодательства о закупках как инструмент противодействия коррупции». На нем обсуждались основные проблемы данной сферы. Например, руководитель Саратовского УФАС России Людмила Борисова показала в своем выступлении, как «неслучайные ошибки» заказчиков при составлении документации приводят к ограничению круга участников закупки. Она привела примеры из практики Управления, которые демонстрируют, что устранение этих нарушений приводит к серьезной экономии бюджетных средств при осуществлении закупки.

В целом, семинар-совещание посвящен обсуждению вопросов реализации и совершенствования законодательства о контрактной системе, а также проблемам правоприменения и противодействия коррупции. Подобные мероприятия решили проводить ежегодно, с целью выявления и устранения наиболее часто встречаемых случаев махинаций в сферах государственных закупок.

Таким образом, можно сделать следующие заключения:

1. Сейчас ведется активная пропаганда со стороны государства, направленная на устранение коррупции в сфере государственных закупок. Это достигается путем принятия нормативных актов, таких как: Национальный план противодействия коррупции на 2016–2017 годы, утв. Указом Президента РФ от 01.04.2016 № 147; Закон «О противодействии коррупции» от 25.12.2008 № 273-ФЗ; Закон «О защите конкуренции» от 26.07.2006 № 135-ФЗ (см. ст. 17). Рекомендуем ознакомиться также с нашей статьей «Ограничение конкуренции по 223-ФЗ (нюансы)»; Ведомственные, отраслевые и территориальные программы по противодействию коррупции. Практически все федеральные ведомства в настоящий момент имеют собственные регламенты, содержащие перечни мер по противодействию коррупции (например, приказ ФАС России от 31.01.2014 № 38/14, письма Минэкономразвития России от 15.06.2016 № Д28и-1501, от 23.03.2016 № ОГ-Д28-3680, от 07.07.2015 № Д28и-2018 и т. д.). Кроме того, субъекты РФ также разрабатывают свои программы, цель которых — предупреждение действий коррупционной направленности в сфере госзакупок (например, постановление правительства Челябинской области от 22.10.2013 № 359-П и т. д.).

Читайте так же:  Программа для регистрации

Также существует ряд методических рекомендаций, направленных на профилактику коррупционных действий со стороны госслужащих, например «Реализация профилактических мероприятий подразделениями кадровых служб федеральных госорганов», «Организация антикоррупционного обучения», «Обеспечение соблюдения федеральными госслужащими ограничений и запретов» (одобрены президиумом Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции, протокол от 25.09.2012 № 34).

2. Так же, контролирующие органы в сфере государственных закупок совершенствуют законодательную базу и проводят плановые и внеплановые проверки с целью обнаружения нарушений законодательства в государственных закупка.

Итак, коррупционные действия — отдельная группа правонарушений в сфере госзакупок, отличительной чертой которых является нацеленность должностного лица на получение личной выгоды за противоправные умышленные действия/бездействие с использованием своего служебного положения в интересах лица, обещающего соответствующее вознаграждение. Нормативная правовая база, на которой основывается антикоррупционная политика государства в сфере госзакупок, не ограничивается только федеральными законами, наряду с ними названной цели служат и многочисленные подзаконные акты и иные действия государства.

Список литературы

1. Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273 — ФЗ (в ред. от 28 декабря 2017 г) «О противодействии коррупции» // СЗ РФ. 2008. № 52. Ст. 6228; 2015. № 58. Ст. 5698.

2. Федеральный закон от 21 июля 2005 г. № 94 — ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» // СЗ РФ. 2005. № 30. Ст. 3051; 2013. № 48. Ст. 5489.

3. Федеральный закон от 18 июля 2011 г. № 223 — ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» // СЗ РФ. 2005. № 41. Ст.3541; 2017. № 48. Ст. 2636.

4. Федеральный закон от 05 апреля 2013 г. № 44 — ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» // СЗ РФ. 2013. № 14. Ст. 1652; 2017. № 27. Ст. 2501.

Центр развития конкурентной политики и государственного заказа

«Противодействие коррупции при осуществлении государственных и муниципальных закупок»

Тип обучения:

Дополнительное профессиональное образование –

Объем учебной нагрузки:

16 академических часа (2 дня)

Форма обучения:

Заочная с применением дистанционных образовательных технологий (онлайн трансляция)

Время обучения:

Адрес проведения обучения:

Москва, проспект Вернадского, д.82, РАНХиГС

Стоимость обучения:

12 000 руб. за 1 слушателя.

Программа повышения квалификации «Противодействие коррупции при осуществлении государственных и муниципальных закупок» разработана в целях реализации Указа Президента РФ от 29.06.2018 №378 «О Национальном плане противодействия коррупции на 2018 — 2020 годы», Национального плана на 2018 — 2020 годы, по совершенствованию мер по противодействию коррупции в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд и в сфере закупок товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц.


Программа предназначена для
государственных и муниципальных служащих, специалистов, работающих в сфере закупок товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд.

В программе обучения будут рассмотрены следующие темы:

  • Понятие коррупции. Роль и место противодействия коррупции в рамках бюджетного процесса. Обзор антикоррупционного законодательства.
  • Коррупционные риски в рамках закупочного процесса и методы противодействия коррупции. Индикаторы коррупции.
  • Конфликт интересов при осуществлении закупок: понятие и методика урегулирования. Обзор судебной практики.
  • Юридическая ответственность за коррупционные нарушения. Практика привлечения к уголовной ответственности.
  • Антикоррупционный комплаенс и закупки: практический опыт компании по внедрению антикоррупционной политики.
  • Международный опыт противодействия коррупции.


Обучение по программе позволит:

  • получить новые знания в области реализации государственной политики противодействия коррупционным проявлениям в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд и в сфере закупок товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц;
  • сформировать осознанное и обоснованное антикоррупционное мировоззрение, устойчивых навыков антикоррупционного поведения;
  • совершенствовать знание слушателя при осуществлении необходимых процедур, позволяющих выявлять случаи коррупции или риски их существования,
  • сформировать знания о причинах возникновения коррупции, ответственности за коррупционные правонарушения и о методах антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов.


Слушатели обеспечиваются методическим раздаточным материалом в бумажном и электронном виде.


По завершении курса
обучения предусмотрено итоговая аттестация — экзамен в форме тестирования. По результатам успешного прохождения слушателем итоговой аттестации выдается удостоверение о повышении квалификации РАНХиГС.


Для обучения необходимо заключить договор (контракт) и предоставить:

  1. Документ о высшем или среднем профессиональном образовании, либо копию указанного документа, заверенную отделом кадров.
  2. Справку об обучении, если лицо только получает высшее или среднее профессиональное образование.
  3. Документ о смене фамилии, в случае, когда фамилия в дипломе и паспорте не совпадает.
  4. Нострификацию документа о высшем образовании, если он выдан иностранным государством (включая страны СНГ).
  5. Письмо-направления на обучение от организации

Сайт: http://goszakaz.ranepa.ru/

Телефоны: +7 (499) 956-90-18, +7 (499) 956-95-71.

Видео (кликните для воспроизведения).

E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Источники


  1. Краткий курс по теории государства и права. Учебное пособие. — М.: Окей-книга, Рипол Классик, 2016. — 144 c.

  2. История политических и правовых учений. — М.: Юнити-Дана, 2010. — 472 c.

  3. Теория государства и права. Введение в юриспруденцию. — М.: Юнити-Дана, 2012. — 128 c.
  4. Хутыз, М.Х. Римское частное право; М.: Былина, 2011. — 170 c.
  5. Экзамен на звание адвоката. Учебно-практическое пособие; Юрайт — М., 2014. — 255 c.
Коррупция в сфере госзакупок
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here