Исполнение обязательства третьему лицу

Ответы на вопросы по теме: "Исполнение обязательства третьему лицу" с профессиональной точки зрения. Здесь собран полный тематический материал и ответы на вопросы максимально развернуты. Всегда имеются нюансы - если это ваш случай, то обратитесь к дежурному консультанту.

Энциклопедия решений. Исполнение обязательства третьему лицу

Исполнение обязательства третьему лицу

В силу ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями правовых актов. Надлежащим признается исполнение, произведенное надлежащему лицу. В качестве последнего рассматривается прежде всего кредитор. Однако в ряде случаев исполнение обязательства может быть произведено третьему лицу и, несмотря на это, считаться надлежащим. Можно выделить несколько видов участия третьего лица в исполнении обязательства на стороне кредитора.

Во-первых, возможно заключение договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ). В некоторых случаях договор считается заключенным в пользу третьего лица независимо от того, указано ли об этом в договоре (см., например, п. 3 ст. 931, п. 3 ст. 932 ГК РФ). Для того чтобы третье лицо стало кредитором в обязательстве, необходимы, по общему правилу, два юридических факта: заключение соответствующего договора и изъявление третьим лицом намерения воспользоваться своим правом по договору.

Договор в пользу третьего лица следует отличать от договора, предусматривающего исполнение обязательства путем передачи предмета исполнения третьему лицу (например при отгрузке поставляемой продукции не покупателю, а названным в разнарядке получателям — п. 2 ст. 509 ГК РФ), когда третье лицо может принять исполнение, но не вправе предъявлять к должнику требования об исполнении договора в свою пользу. Правила ст. 430 ГК РФ к таким договорам неприменимы. При разграничении названных договоров следует исходить из того, что наделение третьего лица правом требования к должнику должно быть ясно выражено в условиях договора (п. 1 ст. 430 ГК РФ). Сам факт передачи исполнения третьему лицу договора в пользу третьего лица не создает.

Таким образом, договор может предусматривать исполнение обязательства третьему лицу, не приобретающему прав по этому договору. В указанном случае передача исполнения третьему лицу приравнивается к исполнению кредитору.

Наконец, в-третьих, исполнение обязательства, которое по условиям договора должно быть исполнено в пользу кредитора, может быть произведено третьему лицу по указанию кредитора, данному впоследствии (переадресация исполнения). Кредитор может выразить свою волю на изменение непосредственного получателя исполнения, например, путем направления должнику письма с указанием перечислить сумму долга на расчетный счет своего контрагента (такое письмо должно быть подписано уполномоченным лицом, в противном случае существует риск того, что обязательство будет исполнено ненадлежащему лицу — см., например, постановление Президиума ВАС РФ от 30.05.2000 N 1576/98). Указанное третье лицо будет являться лицом, управомоченным на принятие исполнения (ст. 312 ГК РФ), а исполнение должником обязанности в соответствии с распоряжением кредитора — надлежащим исполнением обязательства (см., например, постановления Президиума ВАС РФ от 26.05.2009 N 730/09, ФАС Уральского округа от 14.04.2010 N Ф09-2425/10-С2, ФАС Западно-Сибирского округа от 10.08.2011 N Ф04-3919/11, ФАС Северо-Кавказского округа от 03.08.2004 N Ф08-3349/04).

При этом указание кредитора на необходимость исполнения обязательства третьему лицу будет рассматриваться как обязательное для должника лишь постольку, поскольку оно не вступает в противоречие с условиями договора (ст. 310 ГК РФ). К примеру, если договор предусматривает передачу вещи в определенном месте, кредитор не может дать должнику указание произвести исполнение третьему лицу в другом месте. Распоряжение кредитора о необходимости передачи товара третьему лицу по иному адресу не будет рассматриваться как обязательное для должника (если иное не предусмотрено договором), поскольку не соответствует условию договора о месте исполнения обязательства. В то же время выраженная в письме просьба кредитора произвести исполнение третьему лицу в ином месте может быть принята должником, и в этом случае исполнение обязательства в соответствии с указанием кредитора будет также признаваться надлежащим (п. 1 ст. 450, п. 3 ст. 438, п. 1 ст. 452, п. 3 ст. 434 ГК РФ).

Должник вправе отказаться от исполнения обязательства третьему лицу, когда характер и качество исполнения зависят от личных особенностей кредитора (к примеру, обязательство пошить костюм по меркам, снятым с заказчика).

Нередки ситуации, когда наряду с переадресацией исполнения имеет место перепоручение исполнения (п. 1 ст. 313 ГК РФ), в частности в случаях, когда лицо, производящее исполнение, имеет долг перед должником, и должник просит такое лицо произвести уплату этого долга в адрес своего кредитора с указанием об одновременном исполнении тем самым обязательства должника перед кредитором. Закон не содержит ограничений на подобное участие третьего лица в исполнении обязательства.

Следует отличать исполнение третьему лицу от исполнения представителю кредитора. По отношению к кредитору последний выступает в качестве самого кредитора, поскольку действует от его имени. В указанных случаях отношения сторон регулируются нормами о представительстве. Также исполнение третьему лицу необходимо отличать от случаев перемены лиц в обязательстве (глава 24 ГК РФ) и от соучастия на стороне кредитора (ст. 321 ГК РФ). Лицо, которому должно быть произведено исполнение, является в этих случаях не просто субъектом исполнения, но еще и стороной обязательства.

Исполнение обязательства третьему лицу

Введите ваш e-mail:

29.09.2016

Климент Русакомский, управляющий партнер, Юридическая группа «PARADIGMA», prlex.ru

Бюро переводов ТРАНСЛЕКС: точный юридический перевод и лингвистическое сопровождение бизнеса »»

Когда речь заходит об исполнении обязательства за третье лицо, у кредитора возникают сомнения. Это справедливо, поскольку оплату третьего лица нужно обосновать и правильно отразить в учете. Кроме того, кредитору нужны гарантии, что третье лицо не потребует уплаченные деньги назад с процентами. Практика знает такие примеры (постановление АС Московского округа от 22.10.15 № Ф05-14263/2015 по делу № А40-208790/14). Более того, третье лицо может принять на себя обязательства должника, подписать соответствующий договор и потом начать процедуру банкротства. Это значит, что кредитор не только останется без средств, но и окажется втянутым в длительные разбирательства и оспаривание сделок.

Прежняя редакция закона предоставляла кредитору выбор: принимать такое исполнение или нет. Гражданский кодекс допускал исполнение обязательства третьем лицом, когда действовали два условия:
– возникала угроза правам третьего лица (например, задолженность по арендным платежам, которая грозила потерей прав на помещение);
– обязательство не содержало оговорку о личном его исполнении должником.
Новая редакция статьи предоставила больше возможностей для такого исполнения. Теперь выполнить обязанности должника можно без его согласия (ст. 313 ГК РФ). Закон допускает это, если речь идет о финансовом обязательстве. Гражданский кодекс предусмотрел два способа произвести оплату: передать средствана депозит нотариуса или произвести зачет.

Также появилась возможность исполнить за должника неденежное обязательство. В этом случае на такое лицо возлагается ответственность за качество исполнения.

Проблемы возникли, когда эти положения заработали. Новая редакция закона выявила ряд злоупотреблений и создала дополнительные риски всем участникам таких отношений. Искать выход из сложившейся ситуации пришлось судам, которые выявляли спорные нюансы применения положений статьи 313 ГК РФ и разрешали споры. Мы изучили практику, выявили ситуации, когда возникают проблемы, и предложили решения.

Читайте так же:  Вскрышные работы в карьерах

ЛОВУШКА № 1. После уплаты долга третье лицо получает контроль над процедурой банкротства

За должника вернуть долг может дружественная ему организация. По новым правилам кредитор обязан принять исполнение, поскольку должник допустил просрочку. Здесь важно учесть два момента. Во-первых, если новый кредитор должника погашает основную часть долга, то фактическое распоряжение имуществом переходит к нему и он получает возможность влиять на принятие ключевых решений в компании. В этом случае остальные кредиторы лишаются возможности влиять на ход процедуры банкротства. У них просто не хватит для этого голосов. Так, в одном из дел суд пришел к выводу, что количество голосов в процентном соотношении от общего числа требований не позволило бы кредитору повлиять на решение собрания (постановление АС Поволжского округа от 06.08.15 № Ф06-26524/2015 по делу № А57-11170/2014). В другом деле суд указал, что участие банка в работе первого собрания кредиторов должника не могло повлиять на результаты голосования (постановление АС Центрального округа от 18.02.16 № Ф10-4156/2015 по делу № А35-1612/2015).

Во-вторых, проблема возникает при частичной оплате долга. В этом случае третье лицо может преследовать ту же цель, что и при полной оплате. Но если в первом случае кредитор теряет только право на участие в процедуре банкротства, то здесь есть риск остаться без значительной суммы или имущества. Даже если невыплаченная часть представляет собой сумму процентов, их размер может достигать значительной для кредитора суммы.

Решение: не соглашаться на оплату, если важнее участие в процедуре банкротства. Верховный суд придерживается четкой позиции: частичная оплата долга не приводит к процессуальному правопреемству.

Данный судебный акт сформировал сразу несколько важных выводов:
– кредитор вправе отказаться от исполнения обязательства третьей стороной, если при этом потеряет влияние на процедуру банкротства;
– частично исполнение обязательства за третье лицо не приводит к правопреемству;
– суд расценит частичное погашение долга за компанию-банкрота злоупотреблением, если это приведет к ущемлению интересов кредитора.

Таким образом, кредитор имеет выбор. Он может отказаться от исполнения или принять его и лишиться своих прав в процедуре банкротства должника. Решение зависит от множества обстоятельств, в том числе от наличия или отсутствия имущества у должника, финансовой ситуации в компании кредитора и т.д. Если третье лицо, которому отказали в правопреемстве, перечислило средства за должника-банкрота на депозит суда, последний вернет их обратно (постановление АС Дальневосточного округа от 29.07.16 № Ф03-3285/2016 по делу № А51-13382/2013).

Есть решения, в которых суды считали, что кредитор не имеет права отказаться от исполнения обязательства, предложенного третьим лицом (постановление АС Северо-Кавказского округа от 29.04.16 № Ф08-2427/2016 по делу № А32-26308/2013).
Но это единичные случаи, которые не совпадают с позицией Верховного суда (определение ВС РФ от 16.06.16 № 302-ЭС16-2049 по делу № А33-20480/2014). Позиция высшей инстанции может стать аргументом при решении вопроса.

ЛОВУШКА № 2. Новый кредитор сделает невозможной работу должника до полного погашения долга

Кредиторы нередко злоупотребляют своими правами. Например, договор запрещает цессию без согласия должника. Если кредитор все-таки заключит такой договор, должник может оспорить эту сделку (апелляционное определение Московского городского суда от 22.06.16 по делу № 33-21441/2016). Чтобы избежать этого, кредитор договаривается с третьим лицом. Оно исполняет обязанности за должника и тем самым кредитор и третье лицо добиваются своей цели – кредитор сменился в обход условий договора. В этом случае должник не сможет оспорить переход прав или потребовать неустойку за нарушение условий договора. Новый кредитор не несет ответственности по условиям договора с должником. В такой ситуации третье лицо просто реализовывало принадлежащее ему гражданское право (ст. 313 ГК РФ). Проблемы у должника начнутся, когда новый кредитор примется всевозможными способами взыскивать долг. Это сделает невозможной работу должника до момента полной выплаты (кредитор может направить в суд заявление о признании должника банкротом, возбудить исполнительное производство с последующим арестом счетов).

Решение: не допускать больших сумм и длительных периодов задолженности. Практика пока не знает механизмов, которые признали бы такое поведение кредиторов ненадлежащим. Должник вправе исполнить обязательство, не требующее личного исполнения, самостоятельно или, не запрашивая согласия кредитора, передать исполнение третьему лицу. Закон не предписывает устанавливать мотивы, побудившие должника перепоручить исполнение своего обязательства третьему лицу, проверять его полномочия (постановление Пятого ААС от 18.08.15 № 05АП-4948/2015 по делу № А24-5793/2014). Избежать этого поможет диалог с кредитором. Практика показывает, что долги перепродаются или взыскиваются в судебном порядке, когда все возможности уже исчерпаны. Можно договориться о частичной оплате, составить гарантийные письма и согласовать графики погашения долга. В таком случае у кредитора не будет необходимости его переуступать.

Кроме того, такая схема может быть невыгодна новому кредитору (третьему лицу). Ему нужно удостовериться в том, что задолженность действительно существует. Иначе взыскать средства с должника не получится. Например, кредитор получил средства от третьего лица и передал ему право требования к первоначальному должнику. Он отказался вернуть средства, и новый кредитор обратился в суд. Выяснилось, что требуемая сумма находилась у ответчика на законных основаниях,
поскольку это была оплата за поставку товара (определение Ленинградского областного суда от 15.10.15 № 33-5237/2015).

ЛОВУШКА № 3. Проигравшая сторона использует факт оплаты третьим лицом как аргумент, чтобы отказаться возмещать судебные расходы

Лицо, которое требует возместить расходы на оплату услуг представителя, обязано доказать их размер и факт выплаты (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.12.07 № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов…», далее – информационное письмо № 121). Последнее обстоятельство проигравшая сторона подвергает сомнению, чтобы не выплачивать или хотя бы снизить взыскиваемую сумму. В этой ситуации суд потребует от стороны, которая заявила о судебных расходах, представить документы об оплате. Ей придется доказывать связь между платежами и оказанными юридическими услугами. ВАС РФ указал, что возмещаются только фактически понесенные судебные расходы. Суммы, которые заявитель выплатит за оказанные ему услуги в будущем, по правилам статьи 110 АПК РФ не взыскиваются (п. 4 информационного письма № 121).Если вознаграждение представителю выплачивал не доверитель, а третье лицо, проигравшая сторона будет указывать на этот факт.

Решение: подготовить документы, подтверждающие расходы. У представителя выигравшей стороны достаточно времени, чтобы подготовить необходимые документы. Он вправе требовать оплаты юридических услуг до того, как суд вынесет решение по делу, а также после вступления решения суда в силу (определение АС г. Москвы от 14.05.15 по делу № А40-77957/2014). Представитель стороны, которая выиграла суд и требует оплатить юридические услуги, может сослаться на информационное письмо Президиума ВАС РФ (п. 5 информационного письма № 121). В нем суд указывает, что сам по себе факт внесения средств третьим лицом не считается основанием для отказа во взыскании расходов на услуги представителя.

Читайте так же:  Допуск работы на высоте

Вопрос о том, когда взыскивать судебные расходы, представитель решает самостоятельно. Однако считается, что после исполнения решения можно взыскать расходы в большем размере. Это объясняется тем, что представитель предоставит больше доказательств оказанных услуг (обоснует расходы составлением документов для исполнительного производства, взаимодействием с судебным приставом, в том числе выполнением его поручений в целях поиска средств должника, и т.д.).

ЛОВУШКА № 4. Должник может уклоняться от возврата долга, ссылаясь на незаконность смены кредитора

Проблема возникает, когда компания приобретает права требования к должнику. Например, если первоначальный кредитор – кредитная организация, а следующий нет. Должник воспользуется этим, чтобы инициировать судебный спор. Компания-
должник втягивает прежнего кредитора в судебный спор, заявляет, что кредитное учреждение нарушает закон, уступая права требования по кредитному договору компании, которая не относится к кредитным учреждениям. Это позволит должнику отсрочить возврат средств. В некоторых случаях он это делает, чтобы спрятать имущество, за счет которого можно погасить долг.

Решение: не соглашаться на уступку, которую не допускает закон (ст. 383 ГК РФ). Перед тем как подписывать соглашение об уступке и выплачивать средства прежнему кредитору, нужно оценить риски покупки чужих долгов. Не стоит заключать такие сделки, если средства нужны в ближайшее время или если такая уступка запрещается законом. Например, должник обратился в суд с иском. Он заявил, что ответчики (новый и прежний кредиторы) действовали недобросовестно
и неразумно. Они злоупотребляли правами. Истец потребовал признать сделку недействительной. Прежний кредитор (банк), уступая все права по кредитному договору некредитной организации, лишил истца права на получение субсидий. Истец считал, что это противоречит законодательству о государственной поддержке кредитования. Он указал, что уступка лишает его прав на субсидии для возмещения затрат на уплату процентов по кредиту, полученному в кредитной организации.

Суд не согласился с истцом. Он указал, что закон не запрещает банку уступать права по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не имеющей лицензии на занятие банковской деятельностью. Оспариваемая сделка не нарушает положения статьи 313 ГК РФ. Обязательство истца по оплате не связано с его личностью. Закон не допускает перехода к другому лицу только таких прав, которые неразрывно связаны с личностью кредитора. Например, требование об алиментах, возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается (ст. 383 ГК РФ). Суд отказал в иске (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 11.03.16 № Ф02-7785/2015, Ф02-1317/2016, Ф02-1167/2016 по делу № А33-25070/2014).

Комментарий к статье 313 Гражданского кодекса РФ

Статья 313. Исполнение обязательства третьим лицом

Комментарий к Ст. 313 ГК РФ:

1. По общему правилу исполнение должно быть осуществлено должником — стороной в обязательстве. Однако в большинстве случаев кредитору безразлично, кто предоставит ему соответствующее имущественное благо, поскольку это не приводит к изменению субъектов обязательства и ответственным перед кредитором по-прежнему остается должник.

Учитывая это, комментируемая статья закрепляет возможность исполнения обязательства третьим лицом за должника.

2. Привлечение к исполнению третьего лица (возложение исполнения), как правило, производится должником.

В качестве правового основания возложения исполнения обычно выступает договор последнего с третьим лицом. Вместе с тем комментируемая статья выносит за свои пределы вопрос об основаниях возложения исполнения, как и в целом — об отношениях третьего лица с должником (см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1998. С. 300 (автор главы — М.И. Брагинский)). Соответственно, кредитор, принимая исполнение от третьего лица, не должен проверять наличие и действительность правового основания такого возложения.

3. Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает общее правило о том, что третье лицо, исполняющее обязательство за должника, является надлежащим субъектом исполнения. Как следствие, такое исполнение должно быть принято кредитором. В противном случае кредитор будет рассматриваться как просрочивший принятие исполнения (см. п. 2 ст. 406 ГК и коммент. к ней).

Изъятие из указанного правила — обязанность личного исполнения обязательства должником — может быть установлена законом (см., например, п. 1 ст. 770, ст. 780 ГК РФ) либо вытекать из условий обязательства или его существа. Так, специфика предмета предполагает личное исполнение обязательства по созданию произведения литературы, науки или искусства. В подобной ситуации кредитор вправе не принимать исполнения, произведенного третьим лицом.

4. Начальное предложение п. 1 комментируемой статьи не должно толковаться обособленно от второго и приводить к выводу о невозможности возложения исполнения на третье лицо в случаях, когда исполнение должно быть произведено лично должником.

Пункт 1 комментируемой статьи направлен на защиту интересов кредитора. При этом законодатель не вмешивается в отношения должника и третьего лица. Единственным последствием возложения на третье лицо исполнения обязательства в нарушение установленного законом или договором запрета является право кредитора не принимать подобного исполнения (подробнее см.: Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. М., 2005. С. 126 — 129).

Следует иметь в виду, что закон не возлагает на кредитора обязанности воспользоваться предоставленной ему возможностью отказа. Поскольку рассматриваемое правило направлено именно на его защиту, кредитор может самостоятельно решить, соответствует ли предложенное третьим лицом в нарушение установленных запретов исполнение его интересам. Принятие кредитором такого исполнения придает ему надлежащий характер и, как следствие, прекращает обязательство.

5. При возложении исполнения обязательства на третье лицо должник не выбывает из правоотношения. Этим возложение исполнения отличается от перевода долга (см. ст. 391 ГК и коммент. к ней), результатом которого является замена должника. Как следствие, ответственным перед кредитором продолжает оставаться должник, а у кредитора отсутствует право требования к третьему лицу.

Должник, возложивший исполнение обязательства на третье лицо, непосредственно отвечает перед кредитором за действия указанного лица (см. ст. 403 ГК и коммент. к ней). Так, в случае нарушения денежного обязательства третьим лицом, на которое было возложено исполнение этого обязательства, проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, взыскиваются не с этого лица, а с должника на тех же основаниях, что и за собственные нарушения (п. 9 Постановления ВС и ВАС N 13/14).

Поскольку третье лицо не вступает в правоотношение с кредитором, оно не приобретает каких-либо притязаний к кредитору и в случае, когда отпало основание возложения (например, при расторжении договора третьего лица с должником, на основании которого было произведено возложение). В подобной ситуации третье лицо не вправе истребовать от кредитора возврата исполненного, а может предъявить иск о возврате неосновательно сбереженного имущества от должника (п. 13 письма ВАС N 49).

6. Должник вправе возложить на третье лицо исполнение не только договорного, но и иного, в частности деликтного или кондикционного, обязательства.

7. При возложении исполнения на третье лицо произведенное последним надлежащее исполнение прекращает обязательство (см. ст. 408 ГК и коммент. к ней).

8. Третье лицо может исполнить обязательство за должника и при отсутствии возложения со стороны последнего по собственной инициативе. По смыслу п. 2 комментируемой статьи в подобном случае третье лицо должно получить согласие должника на такое исполнение. Согласие представляет собой одностороннюю сделку должника и порождает правовые последствия с момента восприятия волеизъявления третьим лицом. Последствия, аналогичные согласию, порождает и последующее одобрение произведенного третьим лицом исполнения со стороны должника. Поскольку закон не предусматривает специальных правил относительно формы такого согласия (одобрения) в силу положений п. 1 ст. 159 ГК (см. коммент. к ней), оно может быть совершено устно, в том числе посредством конклюдентных действий.

Читайте так же:  Эксперт в гражданском процессе

9. Последствия для должника исполнения, произведенного третьим лицом по собственной инициативе, регулируются правилами гл. 50 ГК «Действия в чужом интересе без поручения».

При отсутствии условий, указанных в ст. 980 ГК (например, если третье лицо не было лишено возможности испросить согласие либо действия третьего лица преследовали исключительно цель возникновения задолженности должника перед ним или умаления деловой репутации последнего), произведенное третьим лицом исполнение приводит к неосновательному обогащению должника. Однако возврат такого неосновательного обогащения должен быть исключен в силу п. 4 ст. 1109 ГК РФ. Кроме того, должник, которому подобным исполнением был причинен имущественный или моральный вред, вправе требовать его возмещения (подробнее см.: Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. С. 140).

10. Как исключение п. 2 комментируемой статьи предусматривает возможность исполнения обязательства третьим лицом и при отсутствии согласия должника (более того, даже при его запрете). Основанием такого исполнения комментируемая норма устанавливает опасность утраты третьим лицом права на имущество должника вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество.

Данная формулировка, заимствованная, видимо, из § 268 ГГУ, представляется не совсем удачной. Она оставляет без реальной защиты иные законные интересы третьего лица, не подпадающие под указанные условия.

[1]

Еще менее удачными являются приводимые комментируемой нормой примеры прав третьего лица, которые могут подвергнуться утрате, — право аренды и право залога. Обращение взыскания на имущество собственника по его обязательствам является производным способом приобретения права собственности (см. ст. 237 ГК и коммент. к ней). Таким образом, в силу присущего и праву аренды (ст. 617 ГК РФ), и праву залога (см. ст. 353 ГК и коммент. к ней) свойства следования эти права не прекратятся, а перейдут как обременения к новому собственнику (иное мнение см.: Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. С. 144). Лишь в случае продажи заложенного имущества с публичных торгов (подп. 4 п. 1 ст. 352 ГК РФ) право залога прекращается. Соответственно, комментируемая норма защищает лишь интерес последующих залогодержателей при обращении взыскания на предмет залога и реализации его первым залогодержателем.

11. В изъятие из общего правила ст. 408 ГК (см. коммент. к ней) надлежащее исполнение, произведенное третьим лицом в случаях, указанных в п. 2 комментируемой статьи, влечет не прекращение обязательства должника, а переход прав кредитора по этому обязательству к третьему лицу.

Указанная ситуация является частным случаем перехода прав кредитора к другому лицу в силу закона (см. ст. 387 ГК и коммент. к ней). Соответственно, к такому переходу применяются положения п. п. 2, 3 ст. 382, ст. ст. 383 — 386, 388, 412 ГК РФ.

Исполнение обязательств третьим лицом: вред или польза?

Период, когда кредитор связывал неоплатного должника реальной веревкой или путами определенного веса, остался давно в прошлом. Реальные оковы подверглись эволюции и уже в классическом Риме превратились в правовые узы – iuris vinculum 1 . Кредитору чаще всего безразлично, кто будет реальным субъектом, исполняющим обязательство (должник или какое-либо третье лицо), поэтому активно стал развиваться механизм исполнения обязательства за должника третьим лицом. Поговорим о том, как он работает в гражданском праве сегодня.

Просрочка денежного обязательства

Положения действующего российского законодательства предусматривают следующее регулирование вопроса исполнения обязательства третьим лицом (ст. 313 ГК РФ). Если из обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично, кредитор под риском впасть в просрочку обязан принять исполнение от третьего лица в случаях, если:

1)исполнение обязательства возложено должником на указанное третье лицо;

Видео (кликните для воспроизведения).

2)должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства;

3)третье лицо подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество.

[2]

Исполнение третьим лицом обязательств должника влечет переход к нему прав кредитора по обязательству в порядке суброгации (ст. 387 ГК РФ).

Первое и третье основания исполнения понятны. В несколько других формулировках указанные положения содержались в Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. (ст. 38), 1991 г. (п. 1 ст. 62), а также в ГК РСФСР 1964 г. (ст. 171). Более того, указанные положения были в ранее действовавшей редакции ст. 313 ГК РФ. Однако такое основание исполнения обязательства третьим лицом, как просрочка должника по денежному обязательству, было введено только Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации», причем эта редакция появилась ко второму чтению в Государственной Думе достаточно неожиданно и вызвала серьезные опасения у юридического сообщества.

Еще до вступления в силу нововведения основной упрек, который звучал в адрес принятых изменений, был связан с нарушением указанных положений автономии воли участников гражданского оборота, так как, не получив согласия ни одной из сторон договора, при отсутствии законного интереса третье лицо вторгается в договорные отношения. Получается ситуация, в рамках которой просрочивший обязательство должник кроме штрафных санкций несет риск недружественной смены кредитора, при этом первоначальный кредитор, возможно, также не желая передавать свои права требования к должнику, лишается их.

Опасения юристов были оправданны…

Опасения юристов были оправданны, механизм, закрепленный в подп. 2 п. 2 ст. 313 ГК РФ, стал использоваться не в соответствии с его назначением, а во вред кредитору и/или должнику. Наибольшая недобросовестность при исполнении третьим лицом просроченного должником обязательства имела место в банкротных делах, поскольку именно в рамках указанной категории споров своевременный перехват требований к должнику позволяет, например, стать заявителем по делу о банкротстве, статус которого предоставляет лицу право предлагать кандидатуру временного управляющего либо получить дополнительные голоса на собрании кредиторов.

В 2016 году в целях предотвращения вредоносного применения положений об исполнении третьим лицом просроченного должником обязательства судьями Верховного Суда РФ было передано несколько дел для рассмотрения в судебном заседании. Толкование указанной нормы и порядок ее применения были в дальнейшем закреплены в Постановлении Пленума и Обзоре Президиума ВС РФ.

Так, в Определении ВС РФ от 16.06.2016 № 302-ЭС16-2049 была высказана позиция о том, что перечисление третьим лицом в пользу кредитора-заявителя по делу о банкротстве только денежной суммы, составляющей основной долг должника (без финансовых санкций), является явным злоупотреблением правом, поскольку подобные действия третьего лица направлены на принудительный выкуп отдельных прав требований к должнику в целях получения контроля над ходом процедуры банкротства.

Читайте так же:  Какой стаж для пенсии

Вскоре похожий спор был рассмотрен Верховным Судом РФ в августе 2016 года. Определением от 15.08.2016 по делу № 308-ЭС16-4658 ВС РФ предотвратил злоупотребление со стороны третьего лица, которое, частично оплачивая задолженность каждого нового заявителя по делу о банкротстве до снижения ее ниже необходимого порога (300 000 руб.), ожидало очереди дружественного ему кредитора.

Вмешательство высшей судебной инстанции

Положение о том, что отказ кредитора от принятия исполнения, просроченного должником, является законным, а суброгация – несостоявшейся, в случае если, исполняя обязательство за должника, третье лицо действовало недобросовестно, нашло свое закрепление в п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении».

Для борьбы с «третьими лицами-перехватчиками», в п. 27 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016, было включено положение о том, что, несмотря на то что в силу п. 5 ст. 313 ГК РФ на стороне заявителя по делу о банкротстве при погашении его требований происходит суброгация, указанные положения с учетом специфики отношений несостоятельности не предоставляют права новому заявителю (то есть третьему лицу) пересмотреть предложенную его правопредшественником кандидатуру арбитражного управляющего.

Поскольку попытки недобросовестного перехвата требований кредиторов имели место и после введения процедур банкротства, Верховный Суд РФ обратил внимание, что конкурсный кредитор не лишен права уступить принадлежащее ему требование к должнику на основании договора цессии. Однако ввиду банкротного специалитета погашение обязательств должника его учредителями (участниками), собственником имущества должника – унитарного предпри ятия или третьими лицами после введения первой процедуры банкротства допускается только при полном погашении всех требований кредиторов, включенных в реестр в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», а не положениями ст. 313 ГК РФ (п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 № 54 и п. 28 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства). Исключение составляет исполнение третьим лицом требований уполномоченного органа по обязательным платежам, которые могут быть погашены индивидуально по правилам ст. 71.1, 85.1, 112.1 и 129.1 Закона № 127-ФЗ.

Пытаясь оправдать эффективность принятой нормы, ВС РФ в рамках дела № А41-61444/2015 подтвердил законность исполнения третьим лицом требований заявителя по делу о банкротстве, поскольку оно было произведено в полном объеме и при отсутствии каких-либо признаков злоупотребления (Определение ВС РФ от 13.10.2016 № 305-ЭС16-8619). Аналогичная правовая позиция о том, что погашение третьим лицом требований заявителя по делу о банкротстве в полном объеме само по себе не может быть признано злоупотреблением, была изложена в Определении ВС РФ от 25.01.2017 № 305-ЭС16-15945. Также в указанном споре Судебная коллегия определила темпоральное действие новой редакции ст. 313 ГК РФ, согласно которому при исполнении третьим лицом просроченного долга должника применению подлежит редакция ст. 313 ГК РФ, действовавшей на момент исполнения третьим лицом обязательства, а не на момент его возникновения.

Такое серьезное вмешательство со стороны высшей судебной инстанции, надеемся, окажет положительное влияние на правоприменительную практику подп. 2 п. 2 ст. 313 ГК РФ.

Регулирование в зарубежном праве

Нельзя не указать, что такой институт, как исполнение просроченного денежного обязательства, находит свое регулирование и в современном зарубежном праве. Согласно ст. III.-2:107 Модельных правил европейского частного права (DCFR), в случае если по условиям договора личное исполнение должником не требуется, кредитор обязан принять исполнение от третьего лица, если третье лицо:

–действует с согласия должника;

–имеет основанный на законе интерес в исполнении, а должник не исполнил обязанность или очевидно, что он не исполнит ее в установленный срок.

Авторы комментария к DCFR поясняют, что в первом случае третье лицо рассматривается как представитель должника, который возложил на него исполнение, а во втором случае третье лицо действует самостоятельно в целях защиты своего интереса. Например, арендатор платит просрочку арендодателя по кредитному договору, чтобы избежать принудительного обращения взыскания на объект аренды, либо головная организация оплачивает кредитную задолженность дочерней, чтобы сохранить хороший кредитный рейтинг последней 2 . В остальных случаях кредитор не обязан, но вправе принять исполнение от третьего лица. При этом он несет ответственность за любой ущерб, причиненный должнику принятием такого исполнения. Следовательно, если требование должника было просрочено, а законный интерес в погашении задолженности отсутствовал, исполнение требований третьим лицом возможно только при согласии кредитора.

Из статьи 79 Кодекса европейского договорного права следует, что при наличии возражений со стороны должника кредитор имеет право отказаться от принятия просроченного требования 3 . При этом ст. 9.2.6 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА-2010 разъясняет, что «исполнение, произведенное третьим лицом, не может быть не принято кредитором во всех случаях, когда исполнение будет одинаково удовлетворительным в такой же степени, как исполнение, произведенное самим должником», за исключением случаев, когда исполнение имеет существенно личный характер, связанный с особыми свойствами должника 4 .

Положения о возможности исполнения третьим лицом денежного обязательства, просроченного должником, не являются чем-то из ряда вон выходящим и не соответствующим современному развитию правовой системы. Вместе с тем зарубежные тенденции направлены на то, чтобы установить дополнительные условия для возможности вмешательства третьего лица в договорные отношения, например наличие у третьего лица материально-правового интереса в таком исполнении, либо предоставить кредитору право отказаться от такого принятия при присутствии возражений со стороны должника. В то же время наше действующее законодательство предоставило третьему лицу безусловное право получить права требований к должнику, допустившему просрочку, помимо воли как должника, так и самого кредитора.

Принятие той или иной нормы, следует отметить, должно соотноситься с реалиями конкретного государства. Несмотря на тот факт, что «модные» сегодня положения ст. 10 ГК РФ активно применяются и находят отражение чуть ли не в каждом судебном акте, с нашей точки зрения, они не всегда позволяют правильно определить пределы возможного применения подп. 2 п. 2 ст. 313 ГК РФ и, к сожалению, не в каждом споре, не доходя до ВС РФ, судьи смогут распознать действительные злоупотребления. Сказанное позволит нам прийти к выводу, что положения об исполнении третьим лицом денежного обязательства должника в случае его просрочки были для нашей системы преждевременными и породили множество споров вместо эффективного применения указанной нормы.

1 Римское частное право: Учебник. Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. — М., 2004.

2 Principles, Definitions and Model Rules of European Private Law Draft Common Frame of Reference (DCFR) prepared by the Study Group on a European Civil Code and the Research Group on EC Private Law (Acquis Group). http://ec.europa.eu/justice/contract/files/european-private-law_en.pdf.

3 Белов В.А. Кодекс европейского договорного права – European Contract Code: общий и сравнительно-правовой комментарий: в 2 кн. Кн. 1. – М., 2015.

Читайте так же:  Курение в рабочее время

4 Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010 / пер. с англ. А.С. Комарова. – М., 2013.

Исполнение обязательства третьему лицу

Автострахование

  • Жилищные споры

  • Земельные споры

  • Административное право

  • Участие в долевом строительстве

  • Семейные споры

  • Гражданское право, ГК РФ

  • Защита прав потребителей

  • Трудовые споры, пенсии

    • Главная
    • Статья 313 ГК РФ. Исполнение обязательства третьим лицом

    Гражданский кодекс Российской Федерации:

    Статья 313 ГК РФ. Исполнение обязательства третьим лицом

    1. Кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если исполнение обязательства возложено должником на указанное третье лицо.

    2. Если должник не возлагал исполнение обязательства на третье лицо, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника таким третьим лицом, в следующих случаях:

    1) должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства;

    [3]

    2) такое третье лицо подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество.

    3. Кредитор не обязан принимать исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично.

    4. В случаях, если в соответствии с настоящей статьей допускается исполнение обязательства третьим лицом, оно вправе исполнить обязательство также посредством внесения долга в депозит нотариуса или произвести зачет с соблюдением правил, установленных настоящим Кодексом для должника.

    5. К третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству в соответствии со статьей 387 настоящего Кодекса. Если права кредитора по обязательству перешли к третьему лицу в части, они не могут быть использованы им в ущерб кредитору, в частности такие права не имеют преимуществ при их удовлетворении за счет обеспечивающего обязательства или при недостаточности у должника средств для удовлетворения требования в полном объеме.

    6. Если третье лицо исполнило обязанность должника, не являющуюся денежной, оно несет перед кредитором установленную для данного обязательства ответственность за недостатки исполнения вместо должника.

    Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

    Комментарии к статье 313 ГК РФ, судебная практика применения

    Разъяснения Верховного Суда РФ:

    В пп. 20-22 Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса РФ об обязательствах и их исполнении» содержатся следующие разъяснения о применении положений статьи 313 ГК РФ:

    Исполнение обязательства третьим лицом. Когда кредитор считается просрочившим..

    По смыслу пунктов 1 и 2 статьи 313 ГК РФ кредитор считается просрочившим, если он отказался принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, лишь в случаях, когда должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства либо кредитор знал или должен был знать, что исполнение возложено должником на указанное третье лицо или такое третье лицо подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество.

    Вместе с тем даже при наличии обстоятельств, указанных в пунктах 1 и 2 статьи 313 ГК РФ, кредитор не обязан принимать исполнение, предложенное третьим лицом, и, соответственно, не считается просрочившим, если из закона, иных правовых актов, условий или существа обязательства вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично (пункт 3 статьи 313 ГК РФ).

    Исполнение третьим лицом обязательств, связанных с личностью кредитора

    Просроченное денежное обязательство может быть исполнено третьим лицом и в том случае, когда его возникновение связано с личностью должника, например, уплата долга по алиментам.

    Принятие кредитором исполнения от третьего лица при отсутствии возложения. Неосновательное обогащение

    Кредитор по денежному обязательству не обязан проверять наличие возложения, на основании которого третье лицо исполняет обязательство за должника, и вправе принять исполнение при отсутствии такого возложения. Денежная сумма, полученная кредитором от третьего лица в качестве исполнения, не может быть истребована у кредитора в качестве неосновательного обогащения, за исключением случаев, когда должник также исполнил это денежное обязательство либо когда исполнение третьим лицом и переход к нему прав кредитора признаны судом несостоявшимися (статья 1102 ГК РФ).

    Если исполнение обязательства было возложено должником на третье лицо, то последствия такого исполнения в отношениях между третьим лицом и должником регулируются соглашением между ними

    Согласно пункту 5 статьи 313 ГК РФ при отсутствии такого соглашения к третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора в соответствии со статьей 387 ГК РФ. При этом согласно пункту 3 статьи 382 ГК РФ, если должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу.

    Вместе с тем на основании статьи 10 ГК РФ суд может признать переход прав кредитора к третьему лицу несостоявшимся, если установит, что, исполняя обязательство за должника, третье лицо действовало недобросовестно, исключительно с намерением причинить вред кредитору или должнику по этому обязательству, например, в случаях, когда третье лицо погасило лишь основной долг должника с целью получения дополнительных голосов на собрании кредиторов при рассмотрении дела о банкротстве без несения издержек на приобретение требований по финансовым санкциям, лишив кредитора права голосования.

    Статьи 71.1 , 85.1 , 112.1 , 113 и 125 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» устанавливают специальные правила по отношению к пункту 2 статьи 313 ГК РФ, в связи с чем исполнение обязательств должника его учредителями (участниками), собственником имущества должника – унитарного предприятия либо третьим лицом или третьими лицами после введения первой процедуры банкротства допускается с соблюдением порядка, предусмотренного законодательством о банкротстве.

    За исполнение третьим лицом отвечает должник

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Исходя из взаимосвязанных положений пункта 6 статьи 313 и статьи 403 ГК РФ в случае, когда исполнение было возложено должником на третье лицо, за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства этим третьим лицом перед кредитором отвечает должник, если иное не установлено законом.

    Источники


    1. Горшенева, И.А. Теория государства и права. Гриф МВД РФ / И.А. Горшенева. — М.: Юнити-Дана, 2013. — 910 c.

    2. Кудрявцев И. А., Ратинова Н. А. Криминальная агрессия; Издательство МГУ — Москва, 2013. — 192 c.

    3. Сборник постановлений пленума верховного суда СССР. (1924-1977 гг.) (комплект из 2 книг). — М.: Известия Советов народных депутатов СССР, 2016. — 822 c.
    4. Шалагина, М. А. Правоведение. Шпаргалка / М.А. Шалагина. — М.: Феникс, 2015. — 126 c.
    5. Ведихин, А. Forex от первого лица. Валютные рынки для начинающих и профессионалов / А. Ведихин. — М.: Омега-Л, 2005. — 428 c.
    Исполнение обязательства третьему лицу
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here