Формы соучастия в преступлении

Ответы на вопросы по теме: "Формы соучастия в преступлении" с профессиональной точки зрения. Здесь собран полный тематический материал и ответы на вопросы максимально развернуты. Всегда имеются нюансы - если это ваш случай, то обратитесь к дежурному консультанту.

Формы соучастия в преступлении

Нормы действующего уголовного законодательства предполагают возможность различных типов взаимосвязей между лицами, совместно совершающими умышленное преступление. Варианты связей зависят от ряда признаков, определяющих характер объединения: способа взаимодействия, степени организованности соучастников, содержания функциональной роли, выполняемой каждым из них.

Учет объективного критерия — характера объективной связи соучастников, особенностей объединения совместных усилий и способов взаимодействия между ними, — а также потребностей правильной квалификации преступных действий каждого из них, индивидуализации ответственности соисполнителей позволяют разделить все проявления соучастия на определенные виды и формы.

Принимая во внимание способы объединения совместных усилий соучастников, все проявления соучастия в преступлении сначала подразделяются на виды: простое соучастие (соисполнительство) и сложное (при наличии в нем разделения ролей и четко выраженных фигур исполнителя, организатора, подстрекателя, пособника), а затем на формы соучастия в преступлении:

  1. соучастие без предварительного сговора;
  2. соучастие с предварительным сговором;
  3. организованная группа;
  4. преступная организация.

В представленных категориях классификации в основу деления положены различные критерии. Деление соучастия на виды произведено с использованием такого показателя, как поведение соучастников преступления, а деление на формы — с использованием признака степени согласованности действий соучастников в совокупности с их внешними проявлениями. Различие в характере поведения соучастников (критерий деления на виды) ориентирует на учет прежде всего особенностей образа преступного поведения каждого соучастника преступления: подстрекательство, пособничество, организаторские действия, исполнительские действия.

Простое соучастие (или соисполнительство — ч. 2 ст. ЗЗ УК) характеризуется тем, что каждый участник преступной группы непосредственно своими действиями выполняет объективную сторону деяния, предусмотренного статьей Особенной части УК, т. е. лично воздействует на объект уголовно-правовой охраны. Простое соучастие может сложиться как по предварительному сговору, так и в процессе совершения преступления, т. е. после начала действий, составляющих его объективную сторону. Момент формирования сговора для простого соучастия не имеет решающего значения, но согласованность действий как обязательный элемент соучастия должна иметь место. Законодатель различает два вида соисполнительства:

  • совершение преступления группой лиц без предварительного сговора;
  • совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

В конкретных случаях простого соучастия содеянное соисполнителем — членом группы — прямо квалифицируется по соответствующей статье Особенной части, устанавливающей ответственность за совершенное преступление, без ссылки на ст. ЗЗ УК. Это объясняется тем, что каждый соисполнитель непосредственно совершает преступление или участвует совместно с иными соисполнителями в его совершении.

Характерной особенностью сложного соучастия является способ осуществления объективной стороны состава преступления. Действия, образующие объективную сторону преступления, совершаются в этом случае не всеми соучастниками, а лишь одним или некоторыми из них. Другие соучастники вообще не выполняют даже частично объективную сторону преступления и не участвуют непосредственно в процессе его совершения. В сложном соучастии в отличие от простого имеет место разделение функций, т. е. иной способ осуществления взаимодействия между соучастниками: одни из них организуют совершение преступления, другие — склоняют к его совершению исполнителя, последний исполняет действия объективной стороны состава, в нем ему содействуют пособники.

Таким образом, при сложном соучастии только исполнитель (или соисполнитель) осуществляет действия, образующие объективную сторону преступления. Действия других соучастников, взятые сами по себе, непосредственного вреда объекту преступления не причиняют. Но опасность их деятельности состоит в том, что организатор, подстрекатель и пособник создают реальные условия для совершения преступления исполнителем, через него реализуют свои преступные намерения. Их причастность к преступлению составляет основание их совместной ответственности.

Сложное соучастие возможно как по предварительному сговору так и по сговору в процессе совершения преступления, но до его завершения. Действия соучастников, не являющихся исполнителями преступления, при сложном соучастии квалифицируются по статье УК, предусматривающей ответственность за данное преступление, со ссылкой на ст. ЗЗ УК.

Второе направление классификации форм соучастия характеризуется различением степени и выражения согласованности поведения соучастников, внешним выражением которой служат сговор (соглашение) в письменной или устной форме, в жестах, знаках и т. п., а также различимая управляемость и координация их действий, которые осуществляются в единстве объективного и субъективного критерия в этом варианте классификации. Приняв за основу дифференциации субъективный критерий, УК выделяет как самостоятельные формы:

  1. соучастие без предварительного сговора;
  2. соучастие с предварительным сговором.

Соучастие без предварительного сговора

Соучастие без предварительного сговора включает все случаи участия в преступлении, когда согласие в поведении соучастников возникло в процессе совершения преступления. Этот вид соучастия соответствует соисполнительству, когда имеет место совместность участия в общественно опасном деянии организаторов, подстрекателей, пособников (ч. 1 ст. 35 УК).

Согласованность в таких случаях минимальная, что предполагает знание соучастника о присоединившемся преступном поведении другого и желании либо сознательном допущении соединения двух преступных усилий и вытекающего из этого преступного результата. При этом в специально предусмотренных законом случаях преступление, в котором участвуют 2 и более соисполнителей рассматривается как совершенное «группой лиц» (ст. 105, 131 и др.). Это повышает опасность содеянного и влечет применение более строгого наказания, т. е. совершение преступления «группой лиц» расценивается либо как квалифицирующее обстоятельство, либо как обстоятельство, отягчающее наказание (ст. 63). Сложное соучастие (т. е. с делением на виды соучастников) в рамках понятия «группа лиц» закон исключает.

Соучастие с предварительным сговором

Соучастие с предварительным сговором может иметь место, когда соглашение о совместном участии в совершении преступления состоялось заранее, до начала его совершения. Это обстоятельство обеспечивает взаимную осведомленность о том, в совершении какого именно преступления предполагается участвовать и в какой роли. Здесь налицо более высокий уровень согласованности по сравнению с соучастием без предварительного соглашения. Сговор производится для того, чтобы в необходимых случаях облегчить совершение преступления посредством рассредоточения функций. Известно, что в целом ряде статей Особенной части УК соучастие с предварительны сговором в качестве «группы лиц по предварительному сговору» выступает как квалифицирующий признак (ст. 158, 161 и др.). Повышение ответственности в случаях совершения преступления группой предварительно договорившихся лиц регламентируется так же, как и при совершении преступлений группой лиц.

Совершение преступления организованной группой

Как подвид группового преступления законодатель устанавливает совершение преступления организованной группой. Организованной группой признается устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК). Организованная группа — вид сложного соисполнительства, более высокий уровень совместности в совершении преступлений которого характеризуется такими признаками, как:

  1. устойчивость;
  2. объединенность;
  3. нацеленность на совершение одного или нескольких преступлений.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 25 апреля 1995 г. так формулирует признаки организованной группы: «такая группа характеризуется, как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками. ».

На устойчивость этого преступного объединения указывает продолжительность его существования во времени: с момента организации группы до момента совершения первого преступления, что подтверждает более высокую степень согласованности в преступном поведении ее участников по сравнению с иными видами соучастия. Помимо временного признака на высокую степень согласованности и устойчивости связей между участниками организованной группы может указывать существование плана преступной деятельности с обозначением в нем ролей и функций, отдельных актов и операций.

Читайте так же:  Сиз в трудовом договоре

Рядовые участники — члены организованной группы — могут и не знать об отдельных преступлениях, совершенных другими ее участниками. В подобных случаях они несут ответственность лишь за участие в группе и за лично содеянное ими во исполнение плана преступной Деятельности группы. Если совершенное организованной группой преступление квалифицируется по статье Особенной части УК, где это не предусмотрено в качестве основного или квалифицирующего признака, то в подобных случаях сам факт его совершения организм ванной группой расценивается как отягчающее обстоятельство при назначении наказания (ст. 63 УК).

Преступное сообщество

Преступное сообщество (преступная организация) — наиболее опасная форма институирования соучастия. Преступным сообществом признается сплоченная организованная группа, созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений (ч. 4 ст. 35 УК). Согласно закону преступное сообщество является прежде всего организованной группой со всеми характерными для нее признаками либо представляет собой объединение организованных групп, созданное в тех же целях. Отличительными признаками преступного сообщества выступают:

  • значительно более высокая, чем в организованной группе, степень сплоченности ее членов;
  • создание данного преступного объединения для совершения многих преступлений;
  • именно тяжких или особо тяжких преступлений;
  • гораздо более сложная внутренняя структура, допускающая объединение нескольких организованных групп в тех же целях;
  • наличие во главе этой организации авторитетного в преступной среде лица в качестве руководителя.

Устойчивость и сплоченность данного преступного формирования, его изначальная нацеленность на совершение тяжких и особо тяжких преступлений также характеризуют весьма высокую степень опасности такого вида соучастия. Это в полной мере учитывалось законодателем в особенностях конструкции составов преступлений, где преступное сообщество выступает в качестве образующего признака. Так, сами факты организации преступного сообщества, руководства им или его структурными подразделениями, участия в нем являются оконченными преступлениями, а организаторы, руководители и участники рассматриваемого формирования признаются исполнителями (соисполнителями) и содеянное ими квалифицируется по ст. 210 Особенной части УК.

Совершение преступления преступным сообществом рассматривается законом как отягчающее ответственность обстоятельство, влекущее более строгое наказание в пределах санкции применяемой статьи Особенной части УК (ч. 7 ст. 35, п.«в» ч. 1 ст. 63).

Формы соучастия

Форма соучастия – это структура объективного и субъективного взаимодействия между лицами, совместно участвующими в совершении преступления.

Форма соучастия в преступлении влияет на квалификацию деяний соучастников и пределы их ответственности, поэтому её установление в каждом случае является обязательным.

Закон различает четыре формы соучастия: соучастие с выполнением различных ролей (или соучастие в буквальном его понимании – ст. 16 УК); соисполнительство, или совершение преступления группой (ст. 17 УК); организованная группа (ст. 18 УК) и преступная организация (ст. 19 УК).

Соучастие в буквальном его понимании характеризуется тем, что виновные выполняют различные роли в совместно совершаемом преступлении: одни совершают деяния, путём которых непосредственно реализуется объективная сторона преступления, другие содействуют исполнителю, причём это содействие может быть разным, в связи с чем различаются организаторы, подстрекатели и пособники.

С, Т. и К. были осуждены за незаконное производство аборта. Т. был признан виновным в том, что организовал незаконное производство аборта своей знакомой. С этой целью он уговорил врача С. произвести аборт и подыскал для этого квартиру. В свою очередь врач попросил у К. – знакомой медсестры – хирургический инструмент. Зная о назначении инструмента, К. дала его С. Преступление (незаконное производство аборта – ст. 156 УК) совершено в соучастии, при котором соучастники выполняли различные роли: С. явился исполнителем преступления, Т. организовал преступление, К. способствовала исполнителю.

[2]

Действия соучастников данного преступления следует квалифицировать по статье 156 УК. В отношении же организатора и пособника незаконного аборта квалификация даётся со ссылкой на статью 16 УК.

Соисполнительство (группа) – такая форма совместной преступной деятельности, при которой объективная сторона состава преступления выполняется совокупными действиями непосредственно участвующих в преступлении лиц (ст. 17 УК). Объём преступных деяний каждого соучастника в осуществлении объективной стороны совершённого преступления может быть различным. Между отдельными участниками группы может быть даже разделение ролей, носящее чисто технический характер. Однако для соисполнительства (группы) необходимо, чтобы, по крайней мере, два соучастника, хотя бы в той или иной части, совершали действия, выражающие объективную сторону совершаемого преступления.

Закон подразделяет группу на два вида: совершение преступления группой лиц без предварительного сговора (ч. 1 ст. 17 УК) и совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, т.е. совершение преступления исполнителями, заранее договорившимися о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 17 УК).

Совершение преступления группой лиц без предварительного сговора характерно для таких видов преступлений, как хулиганство, причинение телесных повреждений в драке и других преступлений, совершаемых чаще всего с внезапно возникшим умыслом.

При совершении преступления группой все соучастники (или, в крайнем случае, два из них) являются исполнителями совершаемого преступления. Только при указанном условии может быть констатировано, что соответствующее преступление совершено группой.

Уголовный кодекс 1999 г. исключает возможность иного толкования группы (в частности, как способа совершения преступления). В соответствии со статьями 16 и 17 УК группа (групповое преступление) рассматривается как форма проявления соучастия в преступлении и должна отвечать общим субъективным признакам соучастия. Это означает, что участники группы должны достичь установленного законом возраста при совершении преступления и быть вменяемыми в момент его совершения. Именно таким образом следует рассматривать и толковать понятие группы в Особенной части Уголовного кодекса, где совершение преступления группой лиц рассматривается в качестве квалифицирующего признака.

Совершение преступления группой лиц рассматривается в качестве квалифицирующего признака или отягчающего обстоятельства при назначении наказания. Если совершение преступления группой предусмотрено в качестве квалифицирующего признака при совершении данного преступления, то при квалификации ссылка на статью 17 УК не делается. Не исключены, однако, случаи совершения группой и таких преступлений, где указанное обстоятельство не предусмотрено нормой Особенной части Уголовного кодекса в качестве квалифицирующего признака. При квалификации преступных действий в таких случаях по соответствующей статье Особенной части необходима ссылка на статью 17 УК.

Организованная группа (ст. 18 УК) – группа, состоящая из двух или более лиц, предварительно объединившихся в управляемую устойчивую группу для совместной преступной деятельности. Данная группа отличается от простой группы более стойкими организационными связями и дисциплиной взаимодействия её участников в процессе совершения преступления. Для такой группы характерна высокая степень согласованности преступных действий, разработка планов совершения преступлений, руководство совместными действиями как по подготовке совершения преступлений, так и по их осуществлению со стороны организатора (руководителя группы). Примером такой группы, преступная деятельность которой рассматривается в качестве самостоятельного преступления, является банда (бандитизм – ст. 286 УК).

Организованная преступная группа характеризуется следующими признаками.

Во-первых, организованной преступной группе свойственно то, что она создана для занятия преступной деятельностью, т.е. для неоднократного совершения преступлений.

Во-вторых, это соорганизовавшаяся управляемая преступная группа, в которой чётко просматриваются элементы дисциплины, руководства, планирования преступной деятельности в целом и совершением конкретных преступлений. Отсюда, в организованной преступной группе всегда есть лидер (организатор или руководитель) группы, указания которого признаются всеми остальными участниками группы.

Читайте так же:  Разрешение на спецсигналы

В-третьих, организованная преступная группа носит устойчивый характер в том смысле, что её существование не ограничено временными рамками и совершением конкретных преступлений. Устойчивость – это такой элемент организации преступной группы, который определяется самими участниками группы и связан с осуществлением преступной деятельности в качестве преступного промысла.

Все участники организованной группы признаются соисполнителями совершённых ими в составе группы преступлений независимо от их фактической роли в их совершении. При этом организатору и руководителю организованной преступной группы вменяются в ответственность все совершенные группой (членами группы) преступления, если они охватывались их умыслом. Другие участники такой группы несут ответственность как исполнители за те преступления, в подготовке или совершении которых они принимали участие в той или иной форме.

При квалификации преступлений, совершённых организованной группой, требуется ссылка на статью 18 УК, если в статье Особенной части, устанавливающей ответственность за данное преступление, указанное обстоятельство не предусмотрено в качестве квалифицирующего.

Наиболее опасной формой соучастия является преступная организация, которую закон (ст. 19 УК) определяет как «объединение организованных групп либо их организаторов (руководителей), иных участников для разработки или реализации мер по осуществлению преступной деятельности либо созданию условий для её поддержания и развития».

Закон определяет, что участником преступной организации является не только лицо, которое её создало или которое руководит деятельностью организации или её структурных формирований, но и всякое лицо, умышленно принимающее участие в деятельности преступной организации либо оказывающее содействие в разработке или реализации мер по осуществлению такой деятельности или созданию условий для её поддержания и развития.

Отсюда, преступление считается совершённым преступной организацией если оно совершено участником этой организации во исполнение её целей, либо лицом, не являющимся таковым, но совершившим преступление по заданию преступной организации (например, совершение заказного убийства лицом, не являющимся участником преступной организации).

Организаторы и руководители преступной организации несут ответственность, во-первых, по статье 285 УК (создание преступной организации или руководство ею) и, во-вторых, за все преступления, совершённые во исполнение преступных целей этой организации, если они охватывались их замыслом. Другие участники преступной организации несут ответственность за участие в преступной организации (ст. 285 УК) и как исполнители – за преступления, в подготовке или совершении которых они принимали участие.

В соответствии со статьей 20 УК участник преступной организации, добровольно заявивший о существовании её и способствовавший её изобличению, освобождается от уголовной ответственности за участие в преступной организации и совершённые им в составе этой организации преступления, за исключением особо тяжких или тяжких преступлений, связанных с посягательством на жизнь или здоровье человека. Это положение не распространяется на организаторов или руководителей преступной организации.

Дата добавления: 2014-10-15 ; Просмотров: 592 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

ФОРМЫ СОУЧАСТИЯ В ПРЕСТУПЛЕНИИ

Выделение форм соучастия возможно как по характеру субъективных, так и похарактеру объективных признаков совместности соучастия.

Основываясь на объективных признаках совместности, следует выделять две формы соучастия:

– соисполнительство (простое соучастие);

– соучастие с юридическим разделением ролей (соучастие в узком смысле слова, сложное соучастие).

Видео (кликните для воспроизведения).

Исходя из субъективных признаков соучастия, также следует выделять две формы соучастия:

– соучастие без предварительного сговора;

– соучастие с предварительным сговором.

Поскольку предварительный сговор может отражать различную степень согласованности действий соучастников, необходимо выделять следующие разновидности соучастия с предварительным сговором:

– соучастие с предварительным сговором в элементарной форме;

– соучастие с предварительным сговором, на основе которого образуется организованная группа;

[3]

– соучастие с предварительным сговором, на основе которого образуется преступное сообщество.

Соучастие образуют как объективные, так и субъективные приз-наки совместной преступной деятельности, поэтому каждый конкретный случай соучастия в действительности может относиться одновременно к одной из выделенных форм из первой и второй классификации. Это означает, что и соисполнительство, и сложное соучастие могут существовать как с предварительным сговором, так и без него. Таким образом, предложенные классификации, построенные по различным основаниям, не смешиваются друг с другом и имеют цель более углубленного изучения объективных и субъективных признаков соучастия. Законодатель при выделении определенных разновидностей соучастия использует одновременно как объективные, так и субъективные признаки (например, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору).

Рассмотрим каждую из форм соучастия более подробно.

[1]

Соисполнительство – это такая форма соучастия, при которой каждый из соучастников полностью или частично выполняет объективную сторону конкретного состава преступления, то есть действия каждого из соучастников вписываются в юридические границы состава преступления, предусмотренного конкретной статьей Особенной части УК РФ. Выполнение объективной стороны состава определенного преступления заключается прежде всего в исполнении основного признака этого состава – деяния. Действующее законодательство, определяя соисполнительство как групповое посягательство (ч. 1 ст. 35 УК РФ), нередко придает соисполнительству значение квалифицирующего признака определенного состава преступления (например, в п. «б» ст. 131 УК РФ). Судебная практика так же, как правило, под групповым посягательством понимает соисполнительство. В частности, групповым признается, как уже отмечалось, такое изнасилование, которое выражается в соисполнительстве. Действия соисполнителей преступления квалифицируются так же, как действия исполнителя, то есть без ссылки на ст. 33 УК РФ.

При сложном соучастии между соучастниками происходит юридическое разделение ролей, то есть каждый из них выполняет различные по своему характеру действия, описанные в ст. 33 УК РФ: исполнитель выполняет объективную сторону конкретного состава преступления, остальные соучастники создают для этого необходимые условия. Действия исполнителя квалифицируются только по соответствующей статье Особенной части УК РФ, действия других соучастников, кроме того, со ссылкой на ст. 33 УК РФ. Если помимо выполнения функций организатора, подстрекателя и пособника соучастники выполняют хотя бы часть объективной стороны состава преступления, они становятся уже соисполнителями преступления. Соответственно, разделение ролей между этими лицами носит не юридический, а технический характер, то есть выделяются фактические организаторы, подстрекатели и пособники.

Деятельность этих лиц квалифицируется так же, как и деятельность исполнителя преступления, то есть без ссылки на ст. 33 УК РФ, а их фактическая роль в преступлении учитывается при назначении наказания.

Соучастие без предварительного сговора характеризуется тем, что субъективная связь между соучастниками возникает в процессе выполнения объективной стороны конкретного состава преступления. Степень согласованности действий между соучастниками незначительна и субъективная связь между ними ограничивается знанием одним из них о присоединяющейся деятельности другого лица. Примитивный характер субъективной связи между соучастниками сопровождается, как правило, однородным характером действий соучастников, то есть соисполнительством. Несмотря на отсутствие предварительного сговора, в отдельных случаях соисполнительство может повышать общественную опасность деяния, в частности, при групповом изнасиловании, так как соединение усилий соисполнителей приводит к умалению способностей потерпевшей защитить свою половую свободу в результате восприятия ею посягательства как более опасного и в результате более эффективного преодоления ее физического сопротивления непосредственным воздействием нескольких лиц.

Читайте так же:  Управление без прав штраф

В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ, преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. В связи с этим отметим, что данное определение не содержит ничего специфического для группового посягательства, поэтому указанное определение может быть общим для всех случаев соучастия с предварительным сговором, который предполагает возникновение субъективной связи (согласованности преступных действий) между соучастниками до начала выполнения действий, входящих в юридические границы объективной стороны конкретного состава преступления, прежде всего, деяния. Если субъективная связь между соучастниками возникает в процессе выполнения деяния, составляющего основу объективной стороны состава преступления, то предварительный сговор отсутствует. Ошибки в установлении момента возникновения субъективной связи между лицами, имеющими определенное отношение к совершенному преступлению, влекут за собой ошибки в квалификации.

Отметим, что судебной практике известны случаи, когда присоединение одного лица к уже начавшейся преступной деятельности другого лица, входящей в объективную сторону конкретного преступления, вполне обоснованно квалифицировалось как преступление, совершенное по предварительному сговору группой лиц. Это возможно, когда преступник, встретив значительные затруднения, временно приостанавливает преступную деятельность, которая уже вписывается в юридические границы конкретного состава преступления, и начинает подыскивать себе соучастника для доведения преступления до конца. Возникновение субъективной связи между соучастниками до продолжения временно приостановленной преступной деятельности и образует предварительный сговор на совершение преступления.

Характер предварительного сговора на совершение преступления принципиального юридического значения не имеет. Этот сговор может возникать задолго до совершения преступления, непосредственно перед его совершением, способ соглашения может быть письменным, словесным, в виде конклюдентных действий и т.д. Степень согласованности действий соучастников при наличии между ними предварительного сговора может быть различной, однако, во всех случаях субъективная связь между ними не является минимальной, то есть не ограничивается знанием каждого участника о присоединяющейся деятельности других лиц. Даже в элементарной форме предварительный сговор предполагает некоторую детализацию совместной преступной деятельности.

Более сложным предварительный сговор является при такой форме соучастия, как соучастие с предварительным сговором, на основе которого образуется организованная группа, которая определяется в уголовном законе как устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК РФ). Конкретизируя понятие организованной группы, Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 своего Постановления от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» в качестве ее признаков указывает на устойчивость, наличие в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределение функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

В этом же постановлении отмечается, что об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей). При признании преступлений, совершенными организованной группой, действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ[104]. Учитывая особую ценность некоторых объектов уголовно-правовой охраны, законодатель в отдельных случаях признает как оконченное преступление сам факт создания организованной группы, считая эти действия самостоятельным составом преступления. В этих случаях законодатель помимо признака устойчивости указывает другие признаки организованной группы. Например, для банды обязательными признаками является вооруженность и специальная цель – нападение на граждан или организации (ст. 209 УК РФ).

Преступное сообщество характеризуется в уголовном законе как сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданных в тех же целях (ч. 4 ст. 35 УК РФ).

Итак, преступное сообщество – это такая организованная группа, которая является сплоченной. По мнению законодателя, сплоченность придает группе свойство организации. Однако само понятие сплоченности законодателем не раскрыто. В судебной практике сплоченность понимается как наличие у членов организации общих целей, намерений, превращающих преступное сообщество в единое целое. Объективным выражением сплоченности является наличие устоявшихся связей, организационно-управленческих структур, финансовой базы, единой кассы из взносов от преступной деятельности, конспирации, иерархии подчинения, единых и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение неписаного устава сообщества. К признакам организованности относятся четкое распределение функций между соучастниками, тщательное планирование преступной деятельности, наличие внутренней жесткой дисциплины и т.д.[105]

Сущность преступного сообщества состоит в совместной деятельности лидеров и активных участников устойчивых преступных групп, направленной на создание благоприятных условий для совершения преступлений другими лицами путем консолидации преступной среды. Хотя преступное сообщество в УК РФ отнесено к соучастию, по существу, речь должна идти о качественно ином виде совместной деятельности, которая выходит за рамки уголовно-правового института соучастия. Эта деятельность причинно и виновно не связана с совершением преступления конкретными лицами, что характерно для деятельности организатора, подстрекателя и пособника при соучастии. Между действиями лидеров и активных участников преступных групп и преступной деятельностью других лиц стоит криминальная среда. Лидеры и активные участники направляют свои усилия на создание, поддержание и консолидацию этой среды, эффективное функционирование которой создает реальную возможность для совершения конкретных преступлений другими лицами.

Понятие и признаки соучастия в преступлении

Случаи совместного совершения преступления несколькими лицами достаточно часто встречаются в реальной жизни. Как следствие, одним из наиболее значимых институтов уголовного права является институт соучастия в преступлении.

Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в соверше­нии умышленного преступления (ст. 32 УК РФ).

Признаки соучастия в преступлении:

1) объективные:

2) субъективные:

Первый объективный (количественный) признак соучастия

Первый объективный (количественный) признак соучастия предполагает, что в совершении преступления участвуют два и более лица, достигшие возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ч. 1, 2 ст. 20 УК РФ), и признанные вменяемы­ми (ч. 1 ст. 21 УК РФ). Из этого признака соучастия существуют два изъятия:

    1. использование «годным» субъектом для совершения преступления лица, не под­лежащего в силу каких-либо причин уголовной ответственности;
    2. так называемое «груп­повое исполнение преступления».

Во-первых, особую оценку получают случаи использования «годным» субъектом для совершения преступления лица, не под­лежащего в силу каких-либо причин уголовной ответственности (ч. 2 ст. 33 УК РФ). Такие случаи характеризуются совершением преступления «чужими руками». Например, способный нести уголовную ответственность субъект использует малолетнего для совершения кражи через форточку, невменяемого — для соверше­ния убийства, лицо, не подозревающее о наличии в продаваемом им пакете наркотического средства, — для сбыта последнего. Во всех приведенных примерах способный понести уголовную от­ветственность субъект непосредственно не участвует в выполне­нии объективной стороны преступления и фактически выполняет роль организатора (пособника, подстрекателя). Однако в силу за­кона (ч. 2 ст. 33 УК РФ) он рассматривается как «посредственный исполнитель» преступления, совершенного не подлежащим уго­ловной ответственности лицом (см.: п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершенно­летних» // БВС РФ. 2000. № 4).

Читайте так же:  Признание договора аренды недействительным

Во-вторых, судебной практике известно так называемое «груп­повое исполнение преступления», под которым понимается совместное выполнение объективной стороны преступления несколь­кими лицами, из которых лишь одно («годный» субъект) способ­но нести уголовную ответственность, а остальные не подлежат ей в силу недостижения возраста, с которого наступает уголовная от­ветственность, невменяемости или каких-либо иных причин. В такой ситуации действия «годного» субъекта в случае, если ста­тья Особенной части УК РФ предусматривает ответственность за совершение преступления группой лиц или группой лиц по пред­варительному сговору (например, п. «ж» ч. 2 ст. 105, п. «б» ч. 2 ст. 131, ч. 2 ст. 162 УК РФ), должны квалифицироваться с вмене­нием ему этого квалифицирующего признака, несмотря на то что остальные участники группы к уголовной ответственности не привлекаются.

Второй объективный (качественный) признак соучастия

Второй объективный (качественный) признак соучастия пред­полагает совместность действий соучастников, т.е. направлен­ность действий на совершение общего для соучастников преступ­ления, взаимообусловленность и взаимодополняемость действий. Соучастники могут выполнять различные по объему, характеру и интенсивности действия, они могут даже бездействовать при совершении преступления (например, не препятствовать хище­нию, злоупотреблению должностными полномочиями), однако причинная связанность общего преступного события с действия­ми (бездействием) каждого из них создает соучастие.

Первый субъективный признак соучастия

Первый субъективный признак соучастия предполагает умыш­ленность соучастия. Объединение физических действий невоз­можно без желания совместно совершить преступление. Поэтому само по себе соучастие характеризуется только прямым умыслом, т.е. осознанием соучастником общественно опасного характера своих действий (бездействия), осознанием способа содействия преступлению (способа воздействия на исполнителя), осознани­ем общественной опасности и характера совершаемого исполни­телем преступления (и предвидением наступления общественно опасных последствий в материальных составах), а также желани­ем избранным способом принять участие в совместном соверше­нии преступления.

Умышленность соучастия, тем не менее, не всегда требует ос­ведомленности о совершении преступления сообща с другими лицами. Так, пособник может не знать о действиях подстрекателя (и наоборот), однако, осознавая свой способ содействия престу­плению и желая избранным способом принять участие в совместном с исполнителем совершении преступления, он тем самым соучаствует в совершении преступления. Не требуется взаимная ос­ведомленность и в цепочке «исполнитель — подстрекатель (пособ­ник)», т.е. возможно соучастие и при так называемой «односторон­ней субъективной связи» между соучастниками («замаскированное» подстрекательство или пособничество), когда исполнитель, умыш­ленно совершающий преступление, не осознает характера при­соединяющейся деятельности подстрекателя (пособника), тогда как последний желает склонить исполнителя к совершению пре­ступления или оказать ему содействие в его совершении. Кроме того, при таких формах соучастия, как организованная группа и преступное сообщество (преступная организация), соучастники могут не только не знать друг друга лично, но и вообще не догады­ваться о взаимном существовании, что, однако, не препятствует констатации соучастия.

Второй субъектив­ный признак соучастия

С умышленностью соучастия тесно связан второй субъектив­ный признак соучастия, в силу которого соучастие возможно толь­ко в умышленном преступлении. Неосторожное внешне совмест­ное совершение преступления исключает единство воли, желание сообща совершить преступление. Такие случаи именуются «неос­торожным сопричинением», а действия каждого из сопричинителей квалифицируются отдельно по соответствующей статье Осо­бенной части УК РФ.

Следует также отметить, что если самому по себе соучастию присущ только прямой умысел, то умышленно совершаемое в со­участии преступление может характеризоваться как прямым, так и косвенным умыслом, когда соучастники, желая принять уча­стие в совместном совершении преступления, не желают, но соз­нательно допускают либо безразлично относятся к последствиям своих действий. Так, Д. и С. были осуждены за убийство с кос­венным умыслом, поскольку, избивая потерпевшего ногами, обу­тыми в сапоги, они допускали возможность лишения жизни (иными словами, действовали с прямым неопределенным умыс­лом на причинение потерпевшему вреда здоровью и косвенным определенным умыслом на причинение смерти)(см.: БВС СССР. 1968. № 3.С. 21-23). Тем не менее, такие случаи нехарактерны для соучастия и встречаются лишь при простом соучастии (в сложном соучастии они образуют экс­цесс исполнителя).

Уголовное право. Курс лекций

Формы соучастия

В теории и на практике существуют два основания для деления соучастия в преступлении на формы. Во-первых, по характеру выполнения соучастниками объективной стороны совершаемого преступления и, во-вторых, по наличию или отсутствию между ними предварительного соглашения (сговора) на совершение преступления.

По первому основанию выделяются две формы соучастия в преступлении:

  • простое соучастие (оно же называется соучастием без разделения ролей или соисполнительством);
  • сложное соучастие (соучастие с разделением ролей или соучастие в тесном смысле этого слова).

Простое соучастие имеет место тогда, когда каждый из участников преступления выполняет своими действиями объективную сторону совершаемого сообща преступления. Например, два лица избивают потерпевшего, причиняя его здоровью вред определенной степени тяжести. Сложное соучастие — это такая форма соучастия, когда между отдельными участниками преступления распределяются роли: кроме исполнителя, непосредственно выполняющего объективную сторону преступления, участвуют еще и другие соучастники — организатор, подстрекатель или пособник (как все, так и любой из них).

Деление соучастия на простое и сложное отражается в квалификации преступления. При соисполнительстве действия всех соучастников квалифицируются по соответствующей статье Особенной части УК РФ. При соучастии в тесном смысле действия организатора, подстрекателя или пособника подлежат еще дополнительной квалификации по соответствующей части ст. 33 УК РФ (такое правило установлено в ч. 3 ст. 34 УК РФ).

Соучастие без предварительного соглашения есть совместное участие двух или более лиц в совершении преступления без предварительной договоренности. Такое соучастие может выражаться, например, в причинении телесных повреждений или совершении убийства в коллективной драке, в изнасиловании и т.д. В этих случаях обычно происходит присоединение соучастников к исполнителю, уже начавшему выполнять объективную сторону преступления. Другие соучастники также «успевают» полностью или частично выполнить объективную сторону совершаемого преступления. В русском дореволюционном уголовном праве такая форма соучастия именовалась скопом (скопищем) и трактовалась как преступление толпы. Так, в соответствии с Уложением о наказаниях уголовных и исправительных (в редакции 1885 г.) одним из преступлений против общественной безопасности признавалось виновное участие в публичном скопище, если при этом было учинено насилие над людьми, похищение или истребление чужого имущества или другие противоправные действия (ст. 2691).

Соучастие без предварительного соглашения признается групповым в том случае, если в совершении преступления совместно участвовали двое или более исполнителей (ч. 1 ст. 35 УК РФ).

В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Обычно такой сговор касается места, времени или способа совершения преступления. Эта форма соучастия может сочетаться как с соисполнительством, так и с соучастием в тесном смысле, т.е. с разделением ролей, однако в последнем случае должно быть не менее двух соисполнителей. Такая форма соучастия повышает опасность совершенного преступления и учитывается законодателем в качестве отягчающего (квалифицирующего) обстоятельства. Например, при краже (п. «а 1 ч. 2 ст. 158 УК РФ), мошенничестве (ч. 2 ст. 159 УК РФ), присвоении или растрате (ч. 2 ст. 160 УК РФ), грабеже (п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ), разбое (ч. 2 ст. 162 УК РФ), вымогательстве (п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ).

Читайте так же:  Отчетность в ооо

Так, ВС РФ разъяснил, что, например, убийство признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовало два и более исполнителей, заранее договорившихся о совместном его совершении, и каждый из них выполнял действия, составляющие часть объективной стороны преступления. Действия же одного исполнителя и пособника (организатора, подстрекателя) не образуют группу и, следовательно, действия такого пособника не могут квалифицироваться как соучастие в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору.

По делу С., Ц.. П. и М.. осужденным за убийство и соучастие в убийстве из корыстных побуждений, совершенное по предварительному сговору группой лиц. ВС РФ указал, что виновными в убийстве, совершенном по предварительному сговору группой лиц, могут быть признаны только те лица, которые принимали непосредственное участие в лишении жизни потерпевшего, т.е. содействовавшие совершению указанного преступления путем применения в отношении потерпевшего какого-либо насилия. Организаторы этого преступления, подстрекатели и пособники, непосредственно не применявшие физического насилия к потерпевшему на момент лишения его жизни, не могут нести ответственность за совершенное убийство, по предварительному сговору группой лиц. Само по себе наличие сговора на совершение убийства при осуществлении преступного умысла одним лицом нельзя признать достаточным для осуждения за убийство как совершенное группой лиц.

Уязвимой эта позиция нам представляется потому, что, на наш взгляд, в этом случае искусственно материальное пособничество получает иную уголовно-правовую оценку, чем пособничество интеллектуальное (в одном случае квалифицируется как соисполнительство, а в другом — как пособничество). Думается, что ни ч. 2 ст. 33, ни ч. 5 этой же статьи УК РФ не дают для этого оснований. Как уже отмечалось, исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление (исключением является только использование при этом других лиц, не подлежащих уголовной ответственности). Непосредственное же участие в совершении преступления характеризуется непосредственным выполнением лицом объективной стороны преступления, т.е. применительно к рассматриваемым ситуациям — непосредственным хищением чужого имущества.

И в первой, и во второй ситуациях одинаково отсутствует непосредственное выполнение соучастниками объективной стороны хищения. В соответствии с ч. 5 ст. 33 УК РФ и лицо, не проникавшее в жилище, но участвовавшее во взломе дверей, запоров, решеток, или по заранее состоявшейся договоренности вывозившее похищенное либо подстраховывавшее других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления, и лицо, содействовавшее совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшее скрыть следы преступления, устранить препятствия, несвязанные с оказанием помощи непосредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное и т.п., в одинаковой степени являются пособниками, а не соисполнителями.

В соответствии с ч. 5 ст. 35 УК РФ лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных ст. 208, 209, 210 и 282 1 УК РФ, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Согласно ч. 7 ст. 35 УК РФ совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, устанавливаемых УК РФ (как отмечалось, в соответствии с п. «в 1 ч. 1 ст. 63 УК РФ эти обстоятельства признаются отягчающими наказание).

Совершение преступления организованной группой и преступным сообществом есть проявление организованной преступности. Эта проблема волнует в настоящее время не только специалистов-юристов, но и все общество в целом. Внимание к ней активно привлекалось уже в первые перестроечные годы. Этим вопросом, например, занимался Второй Съезд народных депутатов СССР, принявший в декабре 1989 г. специальное постановление по этому поводу. Однако за прошедшие после этого годы проблема борьбы с организованной преступностью еще более обострилась. Организованная преступность вполне «вписалась» в условия перехода нашей экономики на рыночные рельсы. Сегодня она тесно связана со сферой наркобизнеса и порнобизнеса, с торговлей оружием, вымогательством и совершением других опасных преступлений.

В разработке понятия и признаков организованной преступности значительная заслуга принадлежит представителям криминологической науки. Так, одним из самых полных ее определений является определение совокупности признаков, присущих организованной преступности, предложенное О.В. Пристанской. К ним она относит:

  • материально-техническое и организационное обеспечение функционирования преступного объединения;
  • обеспечение безопасности, предусматривающее разработку комплекса мер конспирации и защиты от разоблачения, от нейтрализации всех форм социального контроля вплоть до обеспечения правовой помощи и организации противодействия правоохранительным органам;
  • финансирование: перераспределение по иерархическим звеньям преступного объединения полученных незаконным путем прибылей, создание определенного централизованного материального фонда для воспроизводства и расширения масштабов преступной деятельности, покрытия возможных расходов на случай ее разоблачения, оказания материальной помощи участникам объединения;
  • централизованное информационное обеспечение;
  • неформальные, «субкультурные» нормативные предписания, обеспеченные комплексом мер наказания и поощрения.

Автор называет эти признаки основными подсистемами имеющейся централизованной многоуровневой системы устойчивых преступных связей и добавляет к ним еще один признак организованной экономической преступности — установление нелегальных связей со сферами управления экономикой и охраной общественного порядка.

Видео (кликните для воспроизведения).

Значение практического применения теории соучастия в широком смысле слова заключалось в том, что признание «общей преступной деятельности» исключало необходимость доказывать убийства, измену Родине и другие преступления. Если принять «новые» теоретические предложения, то следствие и в самом деле получит возможность легко доказать «общую преступную деятельность» вне связи с конкретными преступлениями. Однако исторический опыт, в том числе и печальный отечественный опыт, надо учитывать. Как бы нам ни хотелось пресечь организованную преступность, в правовом государстве, которое мы хотим создать, это можно делать только законными средствами. Иначе мы вновь открываем широкую дорогу произволу. Думается, что с принятием нового УК РФ сделан значительный шаг в направлении усиленного уголовно-правового реагирования на феномен организованной преступности. Вместе с тем законодатель не пошел путем принятия «решительных» предложений о принесении в жертву борьбе с организованной преступностью основных демократических принципов уголовного права.

Источники


  1. Яковлев, Я.М. Половые преступления; Душанбе: Ирфон, 2013. — 450 c.

  2. Ивакина, Н.Н. Культура судебной речи / Н.Н. Ивакина. — М.: БЕК, 2017. — 334 c.

  3. Домашняя юридическая энциклопедия. Семья / ред. И.М. Кузнецова. — М.: Олимп, 2016. — 608 c.
  4. Общая теория государства и права. Учебное пособие. — М.: Книжный дом, 2006. — 320 c.
  5. Чайковская, Ольга Закон и человеческое сердце / Ольга Чайковская. — М.: Московский рабочий, 2016. — 152 c.
Формы соучастия в преступлении
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here