Административная преюдиция

Ответы на вопросы по теме: "Административная преюдиция" с профессиональной точки зрения. Здесь собран полный тематический материал и ответы на вопросы максимально развернуты. Всегда имеются нюансы - если это ваш случай, то обратитесь к дежурному консультанту.

Понятие административной преюдиции в нормах уголовного права

Преюдиция — это сложное и малоисследованное правовое явление, определение которого не имеет однозначного понимания в науке современного права и не содержится в нормах практически ни одной из его отраслей.

Преюдиция как правовое понятие возникла в римском праве. «Латинский язык — это язык римского права. Те нормы и принципы, которые выработали и сформулировали iuris prudentes (мудрецы права, юристы) почти два тысячелетия назад стали основой современного мышления» Ахтерова О.А. Латинский язык и основы латинской терминологии / О.А. Ахтерова, Т.В. Иваненко. — М., 1998. — С. 3. . Римское право, вместе со своими правовыми понятиями, категориями и нормами, легло в основу формирования права иных государств. Латинский язык стал средством, а также источником образования новых понятий в европейских странах и в России.

Термин «преюдиция» произошел от латинского praejudicium — предрешение вопроса, заранее принятое решение, обстоятельство, позволяющее судить о последствиях. Praejudicium включает в себя два элемента:

1) praecedo, в переводе на русский язык — идти вперед, предшествовать;

2) praeiudico — судить вперед предварительно, в которых приставка ргае имеет грамматические значения: «пред» и «впереди», a judicium эквивалентно правовому решению, имеющему юридическую силу закона. В результате синтеза указанных слов получаем: «предрешение вопроса, заранее принятое решение, обстоятельство, позволяющее судить о последствиях» Худяков Е.А. Эффективность применения норм с административной преюдицией: Учебное пособие. — М., 1981. — С. 9. .

Уголовная ответственность, являясь фундаментальным правовым институтом, служит необходимым средством обеспечения нормальной жизни общества и представляет собой инструмент охраны и поддержания порядка в законодательно очерченном круге важнейших общественных отношений.

Единственным источником уголовной ответственности является уголовный закон, который предусматривает исчерпывающий перечень деяний, признаваемый преступлениями, и. таким образом, возлагает на граждан в рамках регулятивных правоотношений строго определенный круг обязанностей, исполнение которых подкрепляется возможностью применения государственного принуждения. В случае совершения преступления включается механизм охранительного уголовно-правового отношения, основным итогом развития которого является реализация санкции.

Законодатель при конструировании некоторых преступлений в УК определил в качестве обязательного условия совершение второго правонарушения после наложения административного взыскания за первое аналогичное правонарушение, например повторное мелкое хищение (ст.213 УК), незаконное открытие счетов за пределами Республики Беларусь (ст.224 УК) и т.д.

Указанное правовое явление носит название административная преюдиция и вызывает споры среди ученых о её необходимости в уголовном законе. Так, в литературе высказывается мнение о том, что «ни одно административное правонарушение не обладает специфическим криминальным свойством деяния — общественной опасностью. Поэтому количество правонарушений не способно перерасти механически в новое качество — преступление» Курс уголовного права. Общая часть. Том 1.: Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. — М., 1999, с. 142-143. .

Аналогичного мнения придерживается и А.М. Медведев, который указывает, что преступление — не есть сумма проступков. Повторность совершения административного проступка в соответствии с законодательством об административных правонарушениях относится лишь к обстоятельствам, отягчающим административную ответственность Медведев А.М. Разграничение преступлений и административных проступков // Советское государство и право. — 1990. — № 6. — С. 94-95. .

По мнению авторов, административное правонарушение, даже совершенное во второй раз, по своей природе не должно влечь уголовной ответственности. Сохранение административной преюдиции в составах преступлений свидетельствует не о принципиальной позиции законодателя, а «скорее об инерции его мышления и живучести стереотипов, сформировавшихся в уголовном праве в последние десятилетия. Повторные административные правонарушения, безусловно, должны влечь более строгие меры воздействия, но обязательно в рамках своей отрасли права. Поэтому целесообразно последовательное и полное исключение административной преюдиции из уголовно-правовых норм» Тарбагаев А.Н. Административная ответственность в уголовном праве //Правоведение. — 1992. — № 2. — С. 68. .

Однако высказывается в литературе и иная точка зрения. Так, например, по мнению С. Ф, Милюкова, укрепление союза между административным и уголовным законодательством видится в разумном возрождении административной преюдиции, которая, «с одной стороны, позволит пресечь на достаточно раннем этапе развитие общественно опасной «карьеры» правонарушителя, а, с другой, без ущерба для интересов законопослушного населения даст возможность сэкономить уголовную репрессию». Такую преюдицию целесообразно устанавливать в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов, противодействия браконьерству и другим экологическим правонарушениям, а также обеспечения безопасности дорожного движения Милюков С.Ф. О социально-правовом единстве некоторых институтов административного и уголовного права // Кодекс об административных правонарушениях: вопросы охраны социалистической собственности и общественного порядка. — Горький, 1985, с. 34-35. .

В российской литературе отмечается: «Необходимо возвратиться к использованию конструкций составов с административно-правовой преюдицией…Решение законодателя об отказе использования административно-правовой преюдиции в нормах уголовного законодательства, по нашему мнению, неоправданно. Не существует препятствий ни нормативного, ни теоретического характера, которые бы исключали применение этого приема юридической техники, при условии должным образом разработанных сопутствующих административно-правовых норм Команчи В.А. Уголовно-правовые средства решения экономических проблем в условиях реформ: Принципиальные возможности, направления использования и практические результаты: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — Нижний Новгород, 2001, с. 6. ;

Следует отметить, что термин «административная преюдиция» был впервые применен в 1994 году в УК 1960 г. в ч.2 ст.30 «Штраф» без определения этого понятия и обозначения признаков, его характеризующих. С введением в 1999 г. нового УК впервые в отечественном уголовном законодательстве в ст.32 УК раскрывается сущность административной (дисциплинарной) преюдиции: в случаях, предусмотренных Особенной частью УК, уголовная ответственность за преступления, не представляющие большой общественной опасности, наступает, если деяние совершено в течение года после наложения административного или дисциплинарного взыскания за такое же нарушение Грунтов И.О. К вопросу о сущности административной преюдиции в уголовном праве // Актуальные проблемы общественных и естественных наук: Тез. науч. докл. и сообщ. респ. науч. — практ. конф., посвящ. 60-летию ун-та / Под ред.В.М. Анищика. — Мн., 1981, с. 35 — 36. .

Таким образом, в этой статье впервые в Общей части Уголовного кодекса определяются принципы установления и применения уголовной ответственности за некоторые преступления, не представляющие большой общественной опасности, среди признаков которых законодатель выделяет административную или дисциплинарную преюдицию.

Читайте так же:  Аутстаффинг и аутсорсинг отличия

В соответствии с уголовным законом признак административной или дисциплинарной преюдиции может быть использован законодателем только при установлении уголовной ответственности за преступления, не представляющие большой общественной опасности (см. ч.2 ст.12 УК). При привлечении лица к уголовной ответственности этот признак имеет уголовно-правовое значение только в течение года после наложения на это лицо административного или дисциплинарного взыскания за такое же нарушение.

Следует отметить, что в ст.188, 189, 247, 256, 257, 260, 269, 271, 272, 274, 275, 278, 281, 282, 304, 337, 371, 435, 436 УК при формулировании квалифицированного состава законодателем использована следующая конструкция: в диспозиции сначала описывается преступление либо его признаки без указаний на преюдицию, затем — закрепляются квалифицирующие обстоятельства. Например, ч.2 ст.257 УК гласит: «Обман потребителей, совершенный группой лиц по предварительному сговору, либо лицом, ранее судимым за обман потребителей, либо в крупном размере.». Как видим, для наличия квалифицированного состава признак преюдиции не требуется.

Статьи 201 и 411 УК сформулированы иначе. Так, ч.3 ст. 201 УК начинается словами: «Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи.». При такой конструкции применительно к деяниям, предусмотренным ч.2 ст. 201 УК, обязательно необходимо установить признак преюдиции либо получение дохода в крупном размере, поскольку они предусмотрены во второй части статьи.

К ВОПРОСУ О ВОЗЗРЕНИЯХ НА АДМИНИСТРАТИВНУЮ ПРЕЮДИЦИЮ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИИ

Преюдиция с латинского языка переводится как «предрешение». Административная преюдиция появилась как одно из карательных средств в российском уголовном нраве. Ее назначение состоит в превращении административных проступков в уголовно наказуемые деяния. То есть, если лицо совершает в течение определенного времени несколько административных правонарушений, за первое из которых на лицо была наложена административная ответственность, эго будет юридическим фактом, порождающим уголовно-правовую ответственность. В настоящее время отсутствие единого понятия «административная преюдиция» является серьезной проблемой для дальнейшего использования данной юридической конструкции. Неимение единого ее толкования характерно не только для современного уголовного нрава, но и для нрава советскою периода времени.

[1]

Административная преюдиция в советский период присутствовала в доктрине уголовного нрава и в самом нраве в большей степени.

В Уголовных кодексах 1920- х годов были статьи, которые содержали в себе уголовное наказание и в то же время говорилось об административном правонарушении с соответствующей санкцией. В УК РСФСР 1922 года в статье 79 была норма, содержавшая в себе наказание за повторный неплатеж, или отказ от исполнения работ или повинностей, или иные действия, устанавливающие злостное уклонения от платежа. В УК РСФСР 1926 и 1960 г. г. перечень статей, в которых содержался такой прием юридической техники, был расширен. В УК РСФСР 1960 г. было около пятнадцати статей с административной преюдицией. Смысл этого приема юридической техники заключался в том, что совершенное деяние становится преступлением, если оно совершено в течение одного года после административного взыскания за такое же нарушение.

Таким образом, следовало бы отметить, что в советский период времени не возникало вопросов но поводу толкования и понимания сущности административной преюдиции.

Первоначально в УК РФ 1996 года не было составов преступлений с административной преюдицией. Затем ФЗ от 29. 07. 2009 года № 216- ФЗ административная преюдиция была возвращена в российское уголовное право, а именно в сг. 178 УК РФ. Позднее был принят федеральный закон от 21. 07. 2011 тода № 253- ФЗ, который ввел статью 151. 1 «Розничная продажа несовершеннолетним алкогольной продукции» [1] . Одним из последних изменений является принятие Федерального закона от 3.07.2016 года №323- ФЗ [2] , который вводит сг. 116. 1, 158.1 УК РФ. Данными нормами законодатель расширил перечень деяний, предусматривающих административную преюдицию.

В связи с возвращением административной преюдиции в уголовное право России возросла научная дискуссия по поводу данного института уголовного права и уголовного законодательства, которая поначалу утихла, а в настоящее время разгорелась с новой силой.

На данный момент в многочисленных публикациях в доктрине уголовного права по поводу исследования административной преюдиции нет единой точки зрения трактовки данного дефидента. Прежде всего, это связано с тем, что мнения ученых разнятся по этому поводу и нет единого подхода к изучению данной правовой конструкции.

В общей теории права нет единства в вопросах понимания преюдиции. Т. Н. Радько говорит о том, что «преюдиция — это разновидность нетипичного нормативного предписания, предрешающего признание обязательности для разбираемого юридического дела ранее вступивших в законную силу тех или иных актов применения права и затрагивающих интересы сторон другого дела» [3] . Таким образом, можно сказать о том, что Т. Н. Радько видит в преюдиции сущность нормативного предписания, то есть применяет к ее понятию нормативный подход. В. К. Бабаев: «преюдиция — это вступивший в законную силу приговор или решение суда либо административный акт, изданный компетентным органом в установленном законом порядке, о наличии или отсутствии юридического факта или правоотношения, обязательных для суда, разрешающего дело, связанное с ранее разрешенным» [4] . Автор подчеркивает, что преюдициальность является следствием вступления приговора в законную силу. Так же В. К.

Бабаев делает вывод о том, что иреюициальность — следствие презумпции истинности приговора.

Самое большое количество мнений в понимании административной преюдиции существует в доктрине уголовного права. Определяя доктринальное толкование «административная преюдиция» ученые по-разному расставляют акценты: либо в основном рассматривают ее как явление исключительно правоприменительной практики, либо как явление юридической (законодательной) техники.

В. П. Малков говорит, что объявление правонарушений уголовнонаказуемыми при условии, что к лицу уже применялись меры общественного, дисциплинарного или административного воздействия, в науке уголовного права получило наименование использования в уголовном праве общественной, дисциплинарной или административной преюдиции [5] .

Ч. Ф. Мусгафаев пишет следующее: «административная преюдиция — это придание уголовно-правовой нормой факту законного и обоснованного применения административного взыскания за проступок значения необходимого предварительного условия признания совершенного после этого такого же или аналогичного но объективной стороне деяния преступлением» [6] . А. Г. Безверхов выражает сущность административной преюдиции в признании неоднократно совершенных виновным лицом в течение определенного периода времени административных правонарушений после наложения за первое из них административной ответственности [7] .

Таким образом, мы полагаем, что вопрос о воззрении на административную преюдиция в уголовном праве России является дискуссионным и неоднозначным. Эволюция введения и дальнейшего развития данного института в доктрине уголовного права имеет немаловажное значение и вызывает интерес, как со стороны ученых, гак и со стороны практиков. Возвращение к административной преюдиции является хорошо забытым старым, но насколько это, на самом деле, позитивно? В связи с историческими предпосылками, современной уголовной политикой, недавними изменениями, внесенными в УК РФ, административная преюдиция требует самостоятельного и тщательного научного осмысления.

Читайте так же:  Пример инструкции по охране труда

ФГБОУ ВО «Саратовская государственная юридическая академия» Научный руководитель: к.ю.н., доцент И.В. Поликарпова

Понятие Административная Преюдиция

Понятие административной преюдиции в нормах уголовного права

Углубление знаний о преюдициях позволит обеспечить соблюдение общеобязательности решений правоприменительных органов; ускорить процесс доказывания по юридическим делам (процессуальная экономия); устранить возможности вынесения противоречивых правоприменительных решений.

Актуальность темы усиливается практической значимостью соответствующей проблемы. На современном этапе развития юридической техники не создана совершенная модель осуществления юридического процесса, предполагающая эффективный порядок реализации преюдиций. Отсутствует единое понимание исследуемого понятия, которое позволило бы законодателю более четко конструировать правовые нормы, содержащие преюдиций либо устанавливающие условия их реализации. Это способствовало бы предотвращению ряда типичных правоприменительных ошибок, препятствовало бы частой отмене правоприменительных решений, что нередко связано с нарушением законных интересов и прав участников правовых отношений.

Понятие Административная Преюдиция

Следует отметить, что в ст.188, 189, 247, 256, 257, 260, 269, 271, 272, 274, 275, 278, 281, 282, 304, 337, 371, 435, 436 УК при формулировании квалифицированного состава законодателем использована следующая конструкция: в диспозиции сначала описывается преступление либо его признаки без указаний на преюдицию, затем — закрепляются квалифицирующие обстоятельства. Например, ч.2 ст.257 УК гласит: «Обман потребителей, совершенный группой лиц по предварительному сговору, либо лицом, ранее судимым за обман потребителей, либо в крупном размере.». Как видим, для наличия квалифицированного состава признак преюдиции не требуется.

Смысл административной преюдиции в уголовном праве, по мнению некоторых авторов, заключается в том, что деяние становится преступлением, если оно совершено в течение года после наложения административного взыскания за такое же нарушение. «Объяснение этому шагу законодателя можно найти в стремлении эффективно ограничить число деяний, не достигающих степени общественной опасности, характерной для преступлений, но широко распространенных и потому мешающих нормальной работе органов государственного управления. Однако анализ юридических норм показывает полное отсутствие правового основания для включения административной преюдиции в уголовный закон. Можно ли утверждать, что административный проступок, совершенный повторно, после наложения взыскания за такое же нарушение, действительно становится преступлением? На этот вопрос, безусловно, следует ответить отрицательно. Повторное административное правонарушение не может образовывать новое качество, т.е. менять характер и степень общественной опасности. Это прямо следует и из текста закона, где сказано, что повторный проступок должен быть идентичен по своей природе тому, за который ранее применялись меры административного взыскания. Основанием уголовной ответственности может быть только преступление» .

Административная преюдиция: понятие и значение

По уголовному законодательству, представленный признак, так или иначе, может применяться законодателем в случае установления уголовной ответственности за определенные противозаконные деяния, не являющиеся особо опасными для населения (в соответствии с частью второй статьи двенадцатой УК Российской Федерации). Тогда, когда лицо привлекается к уголовной ответственности, данный признак наделяется уголовно-правовым значением лишь в течение годового периода непосредственно после направления на это лицо дисциплинарного или административного взыскания за подобное правонарушение.

  • Четыре случая предусматривают два основных последствия.
  • Семь случаев предусматривают три основных наказания.
  • Пятнадцать случаев предусматривают четыре наказания.
  • Шесть случаев предусматривают пять наказаний.
  • Два случая предусматривают шесть наказаний.

Административная преюдиция в уголовном законодательстве: понятие и виды Текст научной статьи по специальности — Государство и право

Видео (кликните для воспроизведения).

Другим примером необоснованного применения норм с административной преюдицией является судебная практика по ч. 2 ст. 314 УК РФ. Статья предусматривает уголовную ответственность за неоднократное (дважды в течение года) несоблюдение лицом, в отношении которого установлен административный надзор, административных ограничений. Эти нарушения должны быть сопряжены с совершением поднадзорным административного правонарушения против порядка управления, либо административного правонарушения, посягающего на общественный порядок и общественную безопасность, либо посягающего на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность. Соответственно, уголовная ответственность наступает при третьем административном деликте (два предыдущих за нарушение административного деликта по ст. 19.24 КоАП РФ и последующее за аналогичное правонарушение, сопряженное с одним из перечисленных противоправных деяний).

Понятие административной преюдиции

Если же в силу тех или иных причин лицо не было поставлено в известность о том, что на него наложено административное или дисциплинарное взыскание (например, дело об административном правонарушении рассматривалось без участия лица и о принятом решении он не был уведомлен), его действия не подлежат уголовной ответственности по статье, содержащей административную или дисциплинарную преюдицию. В подобной ситуации в деянии лица, обвиненного в совершении преступления с преюдицией, отсутствует состав преступления.

Следовательно, особенность субъективной стороны преступлений с преюдицией заключается в том, что лицо, зная о применении к нему в прошлом мер административного или дисциплинарного взыскания, всегда действует умышленно, с прямым умыслом. В силу этого в сознание виновным общественно опасного характера своих деяний в качестве обязательного включается элемент сознания им и противоправности этих деяний. В совершении указанных деяний проявляется желание субъекта поступить таким же образом, т.е. аналогичным образом либо схожим, если речь идет о преступлениях, предусмотренных ст. ст.188, 189 УК.

Административная преюдиция: понятие и значение

У некоторых российских авторов ранее существовало собственное мнение по поводу рассматриваемого в статье вопроса. Так, они считали, что административная преюдиция в любом случае должна использоваться в виде соответствующих конструкций юридической направленности. Авторы были твердо уверены в том, что не существует значимых препятствий ни теоретической, ни нормативной природы, которые были бы способны исключить использование данного приема правовой техники. Однако актуальным условием, так или иначе, должны были служить четко разработанные сопутствующие административно-правовые нормы. Тогда административная преюдиция декриминализации могла бы в полной мере использоваться в нормативах уголовного законодательства.

В процессе конструирования определенных преступлений в УК РФ законодатель определил обязательным условием реализацию второго правонарушения непосредственно после наложения взыскания административной природы за первое правонарушение аналогичного характера. Сюда можно отнести незаконное открытие банковских счетов за пределами страны или же мелкое хищение, совершаемое повторным образом.

Читайте так же:  Трудовая инспекция

Административная преюдиция

Изложенное указывает на то, что характерный и для преступлений, и административных правонарушений признак общественной вредности имеет свое качественное содержание, отличное от содержания признака общественной опасности, свойственного лишь преступлениям.«Перерастание» административных правонарушений в преступление возможно лишь в тех случаях, когда и первое, и второе регулируют сходные общественные отношения и их отличие заключается в разной тяжести последствий. В таких случаях (с философской позиции) возможно «перерастание» количественных показателей в качественные, что мы и видим применительно, например, к отграничению ст. 7.27 КоАП РФ от ст. 158 УК РФ.Но, если речь идет о качественных явлениях, то, сколько их не суммируй, нового качества они дать не могут.Как не могут, например, (если так можно выразиться) две коровы путем сложения дать одного быка.

Не меньшее количество вопросов возникает и в части определения того, возможно ли приготовление ко второму административному правонарушению и будет ли содеянное в целом считаться преступлением? Возможно ли соучастие в преступлении и рецидив преступлений в анализируемом случае, поскольку традиционное понимание этих институтов порождает определенные трудности при применении норм с административной преюдицией. Возникают отдельные вопросы при применении данного института и в иных случаях. Например, что считать смягчающими и отягчающими уголовное наказание обстоятельствами? Наличие ли таковых в первом административном правонарушении, во втором (и последующих) или возможное «суммирование» всех обстоятельств, как смягчающих, так и отягчающих. Возникают отдельные проблемы и при применении иных институтов уголовного права.

Научная статья по теме ВОЗВРАЩЕНИЕ К АДМИНИСТРАТИВНОЙ ПРЕЮДИЦИИ: «ЗА» ИЛИ «ПРОТИВ»? Государство и право

В 1920-х годах в Уголовный кодекс стали вводиться статьи, в которых в одной части предусматривалось уголовное наказание, а в другой говорилось об административном правонарушении с соответствующей административной санкцией. При этом термин «карается» употреблялся применительно как к уголовному наказанию, так и к административному взысканию.

Отказ от административной преюдиции, на наш взгляд, можно объяснить стремлением законодателя ограничить число деяний, не достигающих степени общественной опасности, характерной для преступлений, но широко распространенных и потому мешающих нормальной работе органов государственного управления.

Понятие Административная Преюдиция

Введение так называемой «административной преюдиции» обсуждалось с 2009 года, когда президент РФ Дмитрий Медведев в послании Федеральному Собранию предложил искать пути к совершенствованию уголовного закона, привлекая к ответственности за преступления небольшой и средней тяжести только в случае неоднократного совершения лицом административного правонарушения со схожим составом. С 15 июля 2016 года вступили в силу новые редакции статей 116, 157, 158 УК РФ также добавлены ст.ст.

[2]

Принципиальные возможности, направления использования и практические результаты: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — Нижний Новгород, 2001, с. 6. ; Следует отметить, что термин «административная преюдиция» был впервые применен в 1994 году в УК 1960 г. в ч.2 ст.30 «Штраф» без определения этого понятия и обозначения признаков, его характеризующих. С введением в 1999 г. нового УК впервые в отечественном уголовном законодательстве в ст.32 УК раскрывается сущность административной (дисциплинарной) преюдиции: в случаях, предусмотренных Особенной частью УК, уголовная ответственность за преступления, не представляющие большой общественной опасности, наступает, если деяние совершено в течение года после наложения административного или дисциплинарного взыскания за такое же нарушение Грунтов И.О.

Административная преюдиция как основание уголовной ответственности

Необходимо отметить, что административная преюдиция оживит неработающие нормы уголовного права, поможет в разграничение проступков и правонарушений от уголовных деяний. Ведение административной преюдиции было бы эффективным средством разграничения преступлений и административных правонарушений против охраны окружающей среды, например, загрязнение атмосферы и др.

Латинское происхождение Термин «административная преюдиция» произошел непосредственно от латинского слова praejudicium. Оно переводится как предварительное решение вопроса или же обстоятельство, которое в полной мере позволяет судить по поводу ожидаемых последствий.

Административная преюдиция: понятие и значение

Возможность выбрать альтернативные лишению свободы наказания за те или иные проступки, которые не представляют особой опасности для общества, предоставленная со стороны закона, в соответствии с точкой зрения осуществления целей уголовного типа ответственности в случае назначения конкретного наказания, так или иначе, должна давать ориентир судебной практике не на подобные наказания за аналогичные проступки, а на максимальный уровень его индивидуализации в процессе назначения. В соответствии с точкой зрения исследователей, основная проблема заключается не в широте непосредственно санкции, а в соблюдении приведенного выше принципа, состоящего в индивидуализации наказания.

Для начала необходимо отметить, что теоретический аспект уголовного права, по мнению исследователей, говорит об исключении широких санкций способствования в отношении единообразия судебной практики. Почему? Дело в том, что они позволяют допускать различного рода наказания за аналогичные проступки при условии аналогичной информации о личности непосредственно виновного лица.

НЕДОПУСТИМОСТЬ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ПРЕЮДИЦИИ В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Административная преюдиция в уголовном праве

Понятие административной преюдиции в нормах уголовного права

По мнению авторов, административное правонарушение, даже совершенное во второй раз, по своей природе не должно влечь уголовной ответственности. Сохранение административной преюдиции в составах преступлений свидетельствует не о принципиальной позиции законодателя, а «скорее об инерции его мышления и живучести стереотипов, сформировавшихся в уголовном праве в последние десятилетия. Повторные административные правонарушения, безусловно, должны влечь более строгие меры воздействия, но обязательно в рамках своей отрасли права. Поэтому целесообразно последовательное и полное исключение административной преюдиции из уголовно-правовых норм» Тарбагаев А.Н. Административная ответственность в уголовном праве //Правоведение. — 1992. — № 2. — С. 68. .

[3]

Административная преюдиция в уголовном праве

Административная преюдиция в уголовном праве Текст научной статьи по специальности — Государство и право

Представляется, что подобные прею-диции, в том числе административные пре-юдиции в уголовном праве, можно назвать общими преюдициями. К общим административным преюдициям в уголовном праве можно отнести все преюдиции, которые вытекают из норм с бланкетными диспозициями.

Административная преюдиция: понятие и значение

  • Четыре случая предусматривают два основных последствия.
  • Семь случаев предусматривают три основных наказания.
  • Пятнадцать случаев предусматривают четыре наказания.
  • Шесть случаев предусматривают пять наказаний.
  • Два случая предусматривают шесть наказаний.

Административная преюдиция в российском уголовном праве: проблемы квалификации (Сидоренко Э

Если исходить из того, что вступление в силу постановления по делу об административном правонарушении является одновременно и временем привлечения лица к административной ответственности, и началом отбытия им административного наказания, возникает вопрос о целесообразности использования различных законодательных конструкций для описания одного и того же юридического явления. Единственно возможным оправданием данного разделения может служить необходимость определения конечного срока для зачета ранее совершенного правонарушения

Читайте так же:  График отпусков срок хранения

Административная преюдиция

Не меньшее количество вопросов возникает и в части определения того, возможно ли приготовление ко второму административному правонарушению и будет ли содеянное в целом считаться преступлением? Возможно ли соучастие в преступлении и рецидив преступлений в анализируемом случае, поскольку традиционное понимание этих институтов порождает определенные трудности при применении норм с административной преюдицией.Возникают отдельные вопросы при применении данного института и в иных случаях.Например, что считать смягчающими и отягчающими уголовное наказание обстоятельствами? Наличие ли таковых в первом административном правонарушении, во втором (и последующих) или возможное «суммирование» всех обстоятельств, как смягчающих, так и отягчающих.

Административная преюдиция в уголовном праве: казус Ильдара Дадина (журнал — Закон, N 2, февраль 2020 г

Конечно, отрадно, что незаконно осужденный И. Дадин в результате оказался на свободе, а толкование ст. 212.1 УК, данное КС, делает ее применение на практике малореальным. Впрочем, Суд не сделал главного: не признал саму практику такого законодательного произвола в сфере уголовного права не соответствующей Конституции. Тем самым, на мой взгляд, КС не выполнил свою обязанность по избавлению российского законодательства от хотя бы одного из сорняков, не поставил заслон на пути появления в УК новых положений, отвлекающих внимание и ресурсы правоприменительных органов от противостояния реальным вызовам и угрозам и борьбы с реальной, а не искусственно сконструированной законодателями преступностью.

Административная преюдиция в уголовном праве

Научная новизна: авторы, отказавшись от формального подхода к институту административной преюдиции как в российском уголовном праве, так и в его зарубежных аналогах, считают, что в центре внимания должна оказаться личность преступника как ключевойфактор легализации административной преюдиции. Вданном контексте утверждается наличие непосредственной связи между характеризующими личность правонарушителя особенностями, в том числе его склонностью к аморальному, противоправному поведению, и совершением им впоследствии преступного деяния.

Научная статья по теме АДМИНИСТРАТИВНАЯ ПРЕЮДИЦИЯ КАК СРЕДСТВО КРИМИНАЛИЗАЦИИ И ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИИ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИИ Государство и право

В Уголовном кодексе РСФСР 1926 г. также предусматривался ряд деяний, которые признавались преступными лишь в том случае, если они были совершены лицом после применения к нему за такое же деяние мер административного воздействия. В частности, согласно ст. 60 УК 1926 г. в случае неплатежа в установленный срок налогов и сборов по обязательному страхованию, несмотря на наличие к тому возможности, в случае применения мер взыскания в виде описи имущества или продажи описанного имущества с торгов хотя бы один раз в предшествующем или текущем окладном году в первый раз к виновному лицу применяется штраф в размере тех же платежей, во второй раз — исправительно-трудовые работы на срок до шести месяцев.

Что такое преюдиция

Отличие арбитражной преюдиции от гражданской состоит в том, что по ч. 2 статьи 69 АПК РФ полного совпадения лиц, участвующих в процессе, не требуется. Заинтересованные лица могут быть заменены другими, а вот обстоятельства играют важную роль и не могут быть изменены, так как обладают правовым значением для нового спора. Следует, что для новых лиц преюдиция не имеет обязательного характера.

Административная преюдиция в уголовном праве

— В-третьих, возникает закономерный вопрос: Почему именно по 12 составам данный законопроект предполагает введение административной преюдиции, почему именно незаконное производство аборта, уклонение от уплаты налогов, а не, скажем, побои или нарушение авторских и смежных прав? Ответы на данные вопросы могла бы дать криминологическая экспертиза данных составов, однако, инструментарий криминологии в который раз остался в стороне от внесения изменений в уголовное законодательство. По моему мнению, усиливать или ослаблять уголовную или административную ответственность за соответствующие преступления следует не в зависимости от политической коньюнктуры, а лишь на основании конкретных и достоверных статистических данных о состоянии и динамике за много лет деликтов определенных видов, в первую очередь данных о рецидиве преступлений и административных правонарушений.

Административная преюдиция в уголовном праве

Особенности квалификации преступлений в условиях наличия административной или дисциплинарной преюдиции

По своей конструкции составы преступлений с административной или дисциплинарной преюдицией являются формальными. Поэтому обязательным признаком объективной стороны преступления является наличие только общественно опасного деяния. Преступление считается оконченным с момента совершения действий (или одного из нескольких), предусмотренных в диспозиции статьи Особенной части УК.

Доступ ограничен

«Просмотр реестра» на сайте http://eais.rkn.gov.ru/
Указатель страницы и (или) доменное имя, сетевой адрес включены в Реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространяемую с нарушением исключительных прав.

Ориентир для судов

Убежден, что признание практики образования составов с административной преюдицией, соответствующей Конституции РФ, в полной мере согласуется и с теорией криминализации. Основанием криминализации является общественная опасность акта человеческого поведения, которая слагается из общественной опасности деяния и общественной опасности личности его субъекта. Уголовная политика нашего государства в разные исторические периоды впадала в крайности в этом вопросе, преувеличивая то опасность деяния, то опасность личности. Думается, в вопросах криминализации, равно как и во многих иных, истина находится посредине. Здесь золотая середина видится в том, чтобы криминализация опиралась на учет как объективных свойств общественной опасности человеческого поведения, так и опасности личности преступника.

Споры об административной преюдиции

После того как судья-докладчик зачитал жалобу Ильдара Дадина, выступили его адвокаты.

Так, Ксения Костромина обратила внимание суда на то, что применение в отношении заявителя указанной статьи нарушает его конституционное право не быть наказанным дважды за одно и то же деяние. Она считает неверным положение, в соответствии с которым правонарушения, отнесенные законодателем именно в раздел административных, переходят в разряд уголовных преступлений только из-за принципа неоднократности.

По ее словам, эта позиция была разделена Генеральной прокуратурой РФ, «которая не поддерживает идею составов преступления с уголовной преюдицией, поскольку основное отличие преступлений от правонарушений заключается в том, что они обладают общественной опасностью, которая является основанием для криминализации деяния. Неоднократность совершения правонарушений нельзя рассматривать как обстоятельство, повышающее степень опасности до уровня преступлений».

Читайте так же:  1 360 ставки рефинансирования

Также выступающий на стороне заявителя адвокат Сергей Голубок привел в пример постановление ЕСПЧ, в котором подчеркивалось, что свобода участия в мирном собрании имеет такое важное значение, что лицо не может быть подвергнуто санкции, даже из числа наиболее мягких, за участие в демонстрации, которая не была запрещена, если это лицо не совершило каких-либо порицаемых действий в этой связи. «То есть за сам факт участия в демонстрации», – пояснил адвокат и добавил, что «несогласованное мероприятие» не означает «запрещенное публичное мероприятие» с точки зрения нормативного урегулирования этого вопроса. По его мнению, привлечение граждан к ответственности, особенно уголовной, за реализацию конституционного права на свободу мирных собраний если и возможно, то только тогда, когда граждане ведут себя деструктивно, агрессивно и нарушают общественную безопасность. В данном деле, считает Сергей Голубок, статья устанавливает уголовную ответственность только лишь за несоблюдение установленного порядка согласования публичных мероприятий, который сам по себе направлен на то, чтобы реализовывать конституционные права граждан.

Адвокат Алексей Липцер добавил, что недопустимо использование в качестве доказательств по уголовному делу материалов дел об административных правонарушениях в отношении лица, привлекаемого к уголовной ответственности, полученных без участия защитника. При этом ответить на вопрос Полномочного представителя Совета Федерации Андрея Клишаса, что мешало заявителю пользоваться услугами адвоката по тем административным делам, по которым он привлекался, Алексей Липцер не смог. Кроме того, Полномочный представитель Президента РФ Михаил Кротов указал оппонентам, что допустимость доказательств регламентируется не УК РФ, а УПК РФ.

Выступающие далее официальные представители органов государственной власти не увидели признаков несоответствия названной статьи УК РФ Конституции РФ. Так, по словам Полномочного представителя Госдумы Татьяны Касаевой, заявитель поставил под сомнение институт административной преюдиции, существование которой в уголовном праве обусловлено общностью правовой природы административной и уголовной ответственности, а именно публичным и штрафным характером данных видов ответственности. Она подчеркнула, что правонарушение, как и преступление, обладает общественной опасностью. Очевидно, что неоднократно совершенные административные правонарушения лицом, ранее привлекавшимся к подобной ответственности, свидетельствуют о недостижении цели административного наказания, в связи с чем возникает необходимость применения норм уголовного права, считает Татьяна Касаева.

Полномочный представитель Совета Федерации Андрей Клишас указал на то, что законодатель принимает все меры, которые направлены на защиту общественного порядка и безопасности участников публичных мероприятий, что обеспечивает полноценную реализацию права на мирные собрания и шествия. В этой связи в ст. 212.1 УК РФ заложена административная преюдиция, то есть именно в том случае, когда запрещенное деяние совершается неоднократно, оно приобретает повышенную степень общественной опасности, пояснил Андрей Клишас.

Полномочный представитель Президента РФ Михаил Кротов уточнил, что общественная опасность деяний, совершенных неоднократно, достигает степени преступления в силу систематического, умышленного игнорирования лицом требований законодательства о порядке проведения собраний и митингов. По его словам, трактовка принципа on bis in idem (никто не должен дважды нести наказание за одно преступление), как наказуемость дважды за одинаковые нарушения, практически означает невозможность применения института административной преюдиции. Следуя этой логике, из уголовного права должен быть полностью устранен институт рецидива, заключил Михаил Кротов. В ст. 212.1 УК РФ речь идет о привлечении к ответственности за впервые совершенное преступление, так как ранее лицо привлекалось за административное нарушение, лишенное той степени общественной опасности, которая характерна для преступления. Объективная сторона преступления с административной преюдицией не включает ранее совершенные предкриминальные деяния, а лишь дублирует их. Таким образом, к уголовной ответственности по указанной статье лицо привлекается в связи с вновь совершенным правонарушением, а сам факт повторности наказания за один и тот же поступок отсутствует, считает эксперт.

По словам Полномочного представителя Правительства РФ Михаила Барщевского, тот факт, что ему не нравится рассматриваемая норма УК РФ, не делает ее неконституционной. При этом он подчеркнул, что определенные логические нестыковки в норме есть.

Полномочный представитель Генеральной прокуратуры РФ Татьяна Васильева в своем выступлении заметила, что дискуссии о введении в УК РФ составов преступлений с административной преюдицией ведутся давно. В 2014 г. Генеральная прокуратура РФ была против подобных нововведений, однако законодатель стал активно их внедрять. Также, по ее словам, санкция рассматриваемой статьи содержит альтернативные виды наказания, что позволяет суду учесть конкретные обстоятельства дела. Так, всего по этой статье возбуждено четыре уголовных дела, но приговор вынесен только по делу Дадина.

Представитель Министерства юстиции РФ Мария Мельникова заявила, что оспариваемая статья «требует совершенствования». «Примечание к статье допускает неопределенность толкования. Использованные в нем формулировки «ранее», «в течение» не позволяют однозначно оценить, когда может наступить уголовная ответственность», – отметила Мельникова. Однако она подчеркнула, что в целом ст. 212.1 УК РФ соответствует Конституции РФ.

В своем заключительном слове сторона заявителя сообщила, что общественная опасность деяния не определена. «Все эфемерные рассуждения о ней, представленные в суде, не имеют ничего общего с конкретным делом Дадина», – подчеркнула Ксения Костромина и напомнила, что наличие общественной опасности, причиненной деянием, в диспозиции ст. 212.1 УК РФ не прописано. «Какую общественную опасность представляли одиночные пикеты активиста?» – спросила адвокат. Также по делу нет ни одного потерпевшего, следовательно, нельзя вести речь об общественной опасности, резюмировала она.

Видео (кликните для воспроизведения).

Решение Конституционного Суда РФ по делу ожидается в ближайшее время.

Источники


  1. Гамзатов, М.Г. Английские юридические пословицы, поговорки, фразеологизмы и их русские соответствия / М.Г. Гамзатов. — М.: СПб: Филологический факультет СПбГУ, 2004. — 142 c.

  2. Римское частное право. Учебник. — М.: Зерцало, 2015. — 560 c.

  3. Хргиан, А.Х. История и методология естественных наук. Выпуск 03. Физика / А.Х. Хргиан. — Москва: СПб. [и др.] : Питер, 2012. — 292 c.
  4. Кучерена А. Г. Адвокатура в условиях судебно-правовой реформы в России; Юркомпани — М., 2015. — 432 c.
  5. Винавер М. М. Очерки об адвокатуре; Ленанд — М., 2016. — 224 c.
Административная преюдиция
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here